Понедельник, 11 Декабрь 2017, 06:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 126

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Статьи » Статьи

ВОПРОСЫ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЭКСПЕРТНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ А.Л. Южанинова
ВОПРОСЫ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО

ЭКСПЕРТНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

А.Л. Южанинова

Саратовская государственная академия права, кафедра правовой психологии и судебной экспертизы



В статье рассматривается методологический аспект психологического судебно-экспертного исследования и обсуждаются пути решения проблем, связанных с построением его методики на основании общенаучных методологических принципов. Раскрывается определяющее значение принципов системности и индивидуализации. Определяется система критериев научной обоснованности выполняемых судебно-психологических экспертиз. Ключевые слова: социальная психология, методология, личность.



Судебно-психологическая экспертиза является одной из главных форм использования возможностей современной психологии при осуществлении российского судопроизводства. Для психолога, выступающего в качестве судебного эксперта, она является действием, состоящим из проведения научного исследования особенностей

психики и поведения, имеющих юридическое значение. Научно-исследовательский характер экспертной деятельности предопределяет необходимость поиска путей решения проблем, связанных с построением ее методики на основании общенаучных принципов и оценки качества получаемого с её помощью знания. Совокупность данных проблем составляет методологический аспект психологического судебно-экспертного исследования.

Проблема методологии является центральной в любой сфере научного познания, однако в теории и практике судебно-психологической экспертизы ее разработке в настоящее время уделяется недостаточное внимание. В связи с этим целью данного исследования является выяснение специфики реализации общенаучных и психологических методологических принципов в судебно-психологическом экспертном исследовании.

В общей теории познания понятие «методология» охватывает как минимум три уровня анализа: общую методологию, представляющую общий философский подход, способ познания; специальную (частную) методологию, являющуюся реализацией общефилософских принципов при исследовании специфического предмета; методологию как совокупность конкретных методик исследования. В любом методологически «грамотном» научном исследовании должны быть представлены все три уровня в их тесном переплетении1. Данное положение справедливо и для судебного психолого-экспертного исследования. Взаимосвязь названных уровней в конкретной экспертизе обеспечивается организующей ролью методологических принципов.

В работах ведущих отечественных психологов С.Л. Рубинштейна, Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, Б.Г. Ананьева, Б.Ф. Ломова и др. были выделены общенаучные принципы детерминизма, развития, системности, которые сохраняют свое определяющее значение и в психологическом исследовании, наполняясь особым содержанием. Наряду с ними были разработаны и специфичные для психологии принципы единства сознания и деятельности, общения, а также деятельностного и личностного подходов.

Среди вышеназванных методологических принципов наибольшим уровнем обобщения обладает системный подход: все другие принципы фактически являются его разными аспектами. Системный подход - такой способ научного познания, согласно которому предмет, явление рассматриваются как система. В самом общем значении система «представляет собой определенное множество взаимосвязанных элементов, образующее устойчивое единство и целостность, обладающее интегральными свойствами и закономерностями»2.

Системное исследование предмета включает несколько аспектов. Первый состоит в структурном анализе. Системно изучить явление - значит, определить его внутреннюю организацию, структуру, компонентный состав. Способом реального бытия системы является её функционирование. Функциональный аспект представлен двумя механизмами - внутренним (взаимодействие элементов системы) и внешним (взаимодействие системы с окружающим миром, средой). Принцип системного изучения объекта в его функциональном аспекте содержательно соответствует общефилософскому принципу детерминизма. Следующий существенный момент рассмотрения явления как системы - динамический. Историческая плоскость исследования включает генетический и прогностический аспекты. Первый раскрывает происхождение данного явления, процесс его формирования, изменений и связан с прошлым и настоящим явлениями. Прогностический план направлен на анализ перспектив его дальнейшего развития3. Наличие этих трех плоскостей в психологическом судебно-экспертном исследовании при установлении юридически значимых психических явлений и будет означать реализацию методологического принципа системности.

Разработанные в общей психологии методологические принципы сохраняют свое направляющее значение и для судебно-психологического экспертного исследования. Вместе с тем автоматического перенесения в него методологических психологических канонов быть не может. Специфика состоит в органичном сочетании свойств общенаучной психологической и частной психолого-экспертологической методологий.

Одними из первых вопрос о методологических основах судебно-психологического экспертного исследования как самостоятельной проблеме

выделили В.В. Романов4 и Ф.С. Сафуанов5. Авторы обозначили круг методологических принципов такого исследования и привели классификацию используемых в настоящее время методов психодиагностики в судебно-психологической экспертизе. К методологическим были отнесены принципы детерминизма, развития, системности, единства сознания и деятельности, уровневого анализа поведения и деятельности, взаимодействия личностных и ситуационных факторов. В диссертационном исследовании Е.Н. Холоповой выделены общепсихологические принципы судебно-психологического экспертного исследования (объективности, детерминизма, взаимосвязи и взаимодействия, системности, развития, единства сознания и деятельности) и специальные принципы (структурно-уровневого анализа поведения и деятельности, рассмотрения личности и ситуации во взаимодействии, гендерных различий, индивидуализации исследования)6.

Существуют работы, в которых методологический аспект специально не обсуждается, однако он имманентно присутствует и легко «прочитывается» при анализе методики экспертных исследований. Но встречаются и такие, которые выполнены без учета методологических принципов.

Если теоретическая сторона исследования определяется его содержательной целью (что должно быть проанализировано?), то методологическая - средствами её достижения (каким образом поставленная цель может быть достигнута?). Однако между двумя этими сторонами не может быть проведена демаркационная линия. В корректно построенном исследовании методологическое и теоретическое составляют органическое единство. Методологический принцип, являющийся подлинным «нормативом» исследования, определенным образом ориентирует всю исследовательскую практику для решения конкретных содержательных задач7. Данное положение справедливо и для судебно-психологической экспертизы.

В соответствии с принципом развития любые психические функции исследуются не только в статике, но и в динамике. По существу в каждой отдельной экспертизе без глубокого исследования «психологической биографии» человека невозможно провести полноценное экспертное исследование. Принцип развития диктует необходимость анализа полной динамики психических процессов в интересующий суд (следствие) промежуток времени. Учет динамики психической деятельности важен и при диагностике психических состояний8.

Применение принципа единства сознания и деятельности позволяет через анализ внешне проявленных поведенческих форм судить об их скрытом внутреннем психическом содержании. М.М. Коченов писал, что основной единицей анализа психической жизни является действие, управляемое осознанной целью. Через анализ целей, образующих иерархизированную структуру и соответствующие им действия, открывается возможность анализа сознания человека, а это составляет, в конечном счете, основную задачу любого экспертного психологического исследования9.

Реализацию принципа деятельности можно показать на примере судебно-психологической экспертизы по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. Объектом психологического анализа здесь выступают распространенные в СМИ сведения в виде текста. Взгляд на речь как вид психической деятельности задает и соответствующую программу экспертного исследования. Деятельность осуществляется субъектом, направлена на объект и реализуется конкретными средствами в определенных условиях. С точки зрения субъектности содержание текста анализируется для выявления целей и мотивов его создания, представлений автора о способах их достижения и возможных результатах. В качестве объекта выступают люди, которым текст адресован. Следовательно, исследуется вопрос, как данный текст должен повлиять на взгляды, оценки и поведение респондентов10.

При проведении судебно-психологической экспертизы психического воздействия большое значение имеет применение принципа детерминизма. М.М. Коченов писал, что результат психического воздействия нельзя прямо соотносить с его интенсивностью. Существует, безусловно, некоторый индивидуально-изменчивый «порог» устойчивости к психическому воздействию11. Из этого следует, что при проведении экспертизы психического воздействия важно не только установить факт его наличия, но и определить «внутренние условия» объекта, сквозь призму которых оно преломляется («порог» устойчивости). Окончательный экспертный вывод об оказанном неправомерном психическом воздействии делается на основании учета установленных индивидуально-психологических особенностей подэкспертного и характера оказанного на него психического давления12. Наш опыт показывает, что игнорирование принципа детерминизма в экспертных исследованиях психического воздействия, применяемого при функционировании финансовых пирамид, приводит к тому, что факт неправомерного психического воздействия экспертами устанавливается, а индивидуальная восприимчивость к нему не исследуется. При таком алгоритме формулируемый экспертами вывод об оказанном воздействии на всех лиц, оказавшихся в поле предпринятого влияния, представляется ошибочным13.

Таким образом, принятый за методологический норматив принцип задает конкретную теоретическую схему судебного экспертно-психологического исследования. Игнорирование же психологом-экспертом определяющего значения методологии в конкретных исследованиях оборачивается их теоретической и методологической несостоятельностью, что приводит к формулированию научно необоснованных экспертных выводов.

Судебно-психологическая экспертиза как исследовательский метод направлена на выявление психических особенностей конкретного человека и его поведения в определенных юридически значимых обстоятельствах. Ф.С. Сафуанов отмечает: «В реальной практике судебно-психологической экспертизы психологи сталкиваются с одним неоспоримым фактом: каждое уголовное дело уникально по-своему, каждый подэкспертный обладает ярко выраженной индивидуальностью своей личности, своей судьбы»14. Индивидуализированность, конкретность предмета и объекта экспертного исследования дали основание М.М. Коченову определить его как монографическое. Он писал: «Каждая судебно-психологическая экспертиза - это монографическое исследование конкретной личности, психологических механизмов поведения человека в строго определенных условиях»15.

В теории научного познания методы, направленные на изучение единичного факта, обозначаются как «индивидуализирующие» (В. Дильтей, Г. Зиммель) или «идеографические» (В. Виндельбанд)16. На практике с помощью судебно-психологической экспертизы исследуется конкретный поступок, имеющий правовые последствия, что требует умения применять индивидуальный подход, идеографический анализ каждого конкретного случая17. На основании этого ее следует относить к идеографическому научному методу18, а в перечень методологических принципов психологического судебно-экспертного исследования включить характерный именно для него принцип индивидуализации19.

Принцип индивидуализации, реализуемый в идеографических исследованиях, предполагает выбор особых способов изучения объектов.

В современном наукознании методы, используемые в различных научных отраслях, делятся на номотетические и идеографические. Некоторые психологи придерживаются такого же различия. Так, среди психологических методов изучения личности Е.Е. Насиновская выделяет две основные группы: идеографическую (анализ биографии, истории болезни, персональных документов) и эмпирическую, которая может быть экспериментальной или иной по своей процедуре (проективные методы, различные тесты)20. Что же касается судебно-психологической экспертизы, то в ней используются как номотетические, так и идеографические методы. Вместе с тем применение в ней методических средств обладает определенным своеобразием. М.М. Коченов приводит используемые при её проведении методы в следующем порядке: изучение материалов дела, беседа с подэкспертным, биографический метод, эксперимент (методики исследования личности, мышления, памяти, воображения, восприятия и внимания)21. В.В. Романов в перечень методов судебно-психологической экспертизы включает изучение материалов дела; ретроспективный психологический анализ происшедшего события, поведения подэкспертного лица, его психического состояния; знакомство с его анамнестическими данными; беседу; психодиагностическое обследование22.

Как видим, так называемым идеографическим методам отведены приоритетные места в методике психологического судебно-экспертного исследования. О том же напрямую высказалась Л.П. Конышева. Центральным методом судебно-психологической экспертизы она назвала метод анализа материалов уголовного дела, отметив при этом, что на практике экспериментальные методики зачастую используются нецеленаправленно, а возможности главного метода - анализа материалов дел - недооцениваются. Вместо более осмысленной психологической работы в экспертизах порой встречаются трудоемкие экспериментальные процедуры, математически безукоризненно полученные результаты, которые потом произвольно и субъективно трактуются психологом23.

Материалы уголовных или гражданских дел изначально создаются не с целью раскрытия психологических закономерностей подэкспертного, хотя они содержат информацию о развитии юридически значимой ситуации, субъективном видении её значения разными участниками процесса и подэкспертным, его поведении в данной ситуации и отношении к случившемуся и т.п. Задача психолога-эксперта состоит в умении извлекать психологическое содержание в собранных в деле документах и сопоставлять их с результатами собственных исследований. Экспериментально-психологическое исследование дает возможность раскрыть своеобразие устойчивых, типичных индивидуальных и личностных свойств подэкспертного. Материалы дела содержат информацию о конкретном поступке (поведении), психическом состоянии в сложившейся юридически значимой ситуации. Только сопоставление типичного и ситуативно проявленного в психике и поведении подэкспертного позволяет научно обоснованно ответить на поставленные перед экспертом вопросы.

Любое научное исследование направлено на получение достоверных результатов. Особенно важна надежность исследовательских выводов судебной экспертизы, поскольку они могут быть положены в основу следственных или судебных решений. Проблема качества нового знания, полученного средствами судебно-психологической экспертизы, приобретает свою специфику в связи с её индивидуализирующим характером. Здесь не пригодны способы, усиливающие надежность, принятые в номотетических исследованиях, направленных на установление общих закономерностей путем использования универсальных

переменных и большого количества испытуемых. Нельзя повысить исследовательский результат и за счет расширения объема выборки. В этой связи в судебно-экспертном исследовании в соответствии с принципом индивидуализации особую роль приобретают содержательные доказательства, получаемые на каждом из его стадий.

Хотя предмет экспертизы задан специально сформулированными экспертными вопросами, для психолога в каждом случае он всё же определен не явно. Индивидуальность конкретного дела всегда привносит нечто особенное в методику исследования, даже если алгоритм экспертизы по данной категории дел отработан. В этом состоит специфика судебно-психологического экспертного исследования. Перед психологом стоит задача перевода содержания экспертных вопросов в теоретическую схему предмета исследования, а также выделения психических параметров, которые будут измеряться. Создание теоретической схемы исследования обусловлено методологическими принципами науки психологии. Достоверность конечных результатов экспертизы будет зависеть от того, насколько методологически обоснована общая теоретическая концепция ее предмета. В данном случае речь идет о содержательной валидности исследования. Принятый за методологический норматив принцип задает конкретную теоретическую схему судебного экспертно-психологического исследования.

На этапе подбора психодиагностических приемов и методов проблемы качества научно-экспертного исследования решаются иными средствами. Важное требование на данном этапе использование надежных и апробированных методик. Оно, как правило, в конкретных экспертизах выполняется. Однако существует и другая важная задача - использование техник, соответствующих предмету исследования. Здесь речь идет об обоснованности, или валидности методики, определяемой тем, что методы должны быть адекватны предмету измерения, и что с их помощью измеряют вполне определенное свойство или признак, не смешивая его с другими. Качественный и количественный состав используемых методов отвечает требованиям уместности, адекватности, необходимости и достаточности.

Валидность методики исследования достигается разными способами. Одно измерение должно контролироваться дополнительными измерениями или сведениями, полученными другими путями. Согласованность данных, полученных из разных источников, свидетельствует о валидности результатов.

На этапе интерпретации полученных данных и формулирования экспертных выводов надежность обеспечивается правильно выбранным контекстом апробированных теоретических положений юридической психологии и судебно-психологической экспертологии, а также учетом согласованности мнений нескольких экспертов.

На основании решения проблем надежности возможно определение научной обоснованности конкретного психологического судебно-экспертного исследования. Она, на наш взгляд, включает несколько компонентов: методологическая состоятельность, определяемая реализацией научных принципов психологии; теоретико-содержательная валидность, проявляющаяся в построении методологически обоснованной теоретической схемы исследования и выборе измеряемых параметров, адекватных поставленным перед экспертами вопросам, а также корректной интерпретации полученных исследовательских результатов и формулировании обоснованных экспертных выводов; методическая состоятельность, характеризующаяся использованием апробированных методов, адекватных экспертным задачам, необходимых и достаточных в количественно-качественном отношении. Ошибки, допущенные на любом из названных уровней системной модели научной обоснованности психологического судебно-экспертного исследования, неизбежно приводят к его оценке как научно несостоятельного.

Таким образом, принципы системности и индивидуализации являются главными принципами судебно-психологического экспертного исследования. Специфика его методологического обеспечения проявляется в том, что системный подход, реализуемый в форме психологических принципов, лежит в основе определения теоретической схемы предмета экспертного исследования, его содержательной стороны (что должно устанавливаться?). Органичное сочетание и единство общенаучных принципов системности и индивидуализации предопределяет экспертизы (каким образом, какими средствами она должна выполняться?).

Для судебно-психологической экспертизы, как и для любого научного исследования, её методологическое обеспечение имеет первостепенное значение. Дальнейшая разработка данной проблемы позволит практикующим психологам экспертам придерживаться единого подхода при решении одних и тех же экспертных вопросов, выборе методов исследования, формулировании исследовательских выводов, а новые виды экспертиз проводить на основе общепринятой методологии.



Примечания

1 См.: Андреева Г.М. Методологические проблемы и практика социально-психологических исследований // Теоретические и методологические проблемы социальной психологии. М., 1977. С. 3–21

2 Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. М., 1980. С. 11.

3 См.: Каган М.С. Человеческая деятельность (опыт системного анализа). М., 1974.

4 См.: Романов В.В. Юридическая психология: Учебник. М., 1998. С. 231–232.

5 См.: Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М., 1998. С. 46–54.

6 См.: Холопова Е.Н. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. …докт. юрид. наук. М., 2006.

7 Андреева Г.М. Указ. соч. С. 3–21.

8 См.: Сафуанов Ф.С. Указ. соч. С. 53, 54.

9 См.: Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., 1980. С. 77.

10 См.: Южанинова А.Л. Судебно-психологическая экспертиза в гражданском процессе: В 3 ч. Ч. 2. Защита чести, достоинства и деловой репутации. Саратов, 2002

11 См.: Коченов М.М. Указ. соч. С. 65.

12 Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Судебно-психологическое исследование фонограмм и видеозаписей // Судебно-психологическая экспертиза. Калуга, 1997.

13 См.: Южанинова А.Л. Предмет и задачи судебно-психологической экспертизы психического воздействия // Вестник Саратовской государственной академии права. 2007. № 1(53). С. 165–171.

14 Сафуанов Ф.С. Указ. соч. С. 179.

15 Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза. М., 1977. С. 162.

16 См.: Резвицкий И.И. Личность. Индивидуальность. Общество. Проблема ндивидуализации и ее социально-философский смысл. М., 1984. С. 98.

17 См.: Сафуанов Ф.С. Указ. соч. С. 108.

18 См.: Южанинова А.Л. Судебно-психологическая экспертиза в гражданском процессе: В 3 ч. Ч. 3. Сделки с пороками воли. Саратов, 2005.

19 См.: Южанинова А.Л. Методологические проблемы судебно-психологического экспертного исследования // Проблемы психологической науки в ХХI веке. Саратов, 2006. С. 168–171.

20 См.: Насиновская Е.Е. Методы изучения мотивации личности. М., 1988. С. 78.

21 См.: Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза. С. 162–178.

22 См.: Романов В.В. Юридическая психология. С. 232.

23 См.: Конышева Л.П. Анализ материалов уголовного дела – центральный метод судебно-психологической экспертизы // Методы психологии. Ростов н/Д, 1997. Вып. 1. С. 136–138.
Категория: Статьи | Добавил: Brinevk (02 Июнь 2011)
Просмотров: 3230 | Рейтинг: 0.0/0