Понедельник, 11 Декабрь 2017, 11:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 126

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Статьи » Статьи

СОЦИАЛЬНАЯ ОЦЕНОЧНОСТЬ КАК ФАКТОР КОНФЛИКТОГЕННОСТИ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ТЕКСТА Карымсакова Р.Д.
СОЦИАЛЬНАЯ ОЦЕНОЧНОСТЬ КАК ФАКТОР КОНФЛИКТОГЕННОСТИ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ТЕКСТА

Карымсакова Р.Д., кандидат филологических наук, КазНУ им. аль-Фараби, Алматы




В публицистическом стиле соединяются две важнейшие функции: информативная и воздействующая. Исследователи говорят о том, что функция воздействия первична, поскольку общая социальная роль публицистики – активно вмешиваться в происходящее, создавать общественное мнение, убеждать, агитировать, что определяет такие важнейшие стилеобразующие черты публицистического стиля, как оценочность, эмоциональность. Специалисты отмечают, что публицистические (журналистские) тексты обладают особой, социальной оценочностью (т.е. рассмотрением частных и общественных проблем с социальных позиций), которая является важнейшим конструктивным принципом языка публицистики, вытекающим из особенностей публицистического подхода к миру. Оценочность характеризуется и как существенная и глубинная особенность публицистики, обусловленная структурой категории автора в качестве «главного стилеобразующего фактора публицистического текста [1, 17]. Давая характеристику категории автора, Г.Я. Солганик выделяет в его структуре категории «Безоценочное – Оценочное». «Оценочное», в свою очередь, реализуется через антиномию «Апологетическое – Критическое», причем первое характеризует такие типы авторства как «Пропагандист» и «Агитатор», а второе – как «Полемист» [1, 20].

Журналист осуществляет свою профессиональную деятельность как представитель, выразитель, защитник интересов и ценностей тех или иных социальных групп. Следовательно, аксиологическая деятельность журналиста укладывается в оценки той или иной социальной группы. Несмотря на то, что порою он глубоко вникает в суть фактов, явлений, умело подбирает аргументы для обоснования своей позиции, журналист, даже провозгласив примат общечеловеческих ценностей, в конечном итоге воспроизводит оценки какой-то социальной группы. Такая особенность оценочной деятельности отражается в характере оценочности журналистских текстов [2, 396-397].

Любая оценка может быть рассмотрена на аксиологической шкале «хорошо» - «плохо» с нейтральной серединой, может быть отнесена к какой-либо содержательной разновидности, к которым, помимо сенсорной, рациональной, эмоциональной, утилитарной и др. относится и социальная оценка [3].

Как и оценочность в целом, социальная оценочность реализуется в языке при помощи разноуровневых языковых единиц, выражающих позитивное или негативное отношение автора к содержанию речи. Часто негативные смыслы, выражаемые этими единицами, могут быть восприняты как средство возбуждения социальной вражды и могут стать причиной привлечения автора к уголовной ответственности (возбуждение социальной вражды инкриминировалось и автору анализируемой ниже публикации). Так, юристы отмечают: «Включив в число злоупотреблений свободой массовой информации использование СМИ для разжигания социальной розни, законодатель, по существу, установил ответственность за любые сообщения негативного характера. Социальные группы могут выделяться по любым социально значимым признакам (пол, возраст, образование, благосостояние, место жительства, профессиональная принадлежность и т.д.). Как следствие, практически любые критические высказывания в отношении такой группы или отдельных ее представителей могут квалифицироваться как направленные на разжигание социальной розни…» [4, 25]. При таком подходе в негативных смыслах часто усматривают субъективизм, выражение лишь сугубо авторского мнения. Социальная оценочность в этих случаях, будучи стилевой доминантой публицистики, закономерностью ее функционирования, к сожалению, не учитывается.

Имеющийся у специалистов опыт проведения лингвистических экспертиз текстов массовой информации приводит к мысли о том, что категория социальной оценочности может быть рассмотрена не только на шкале «хорошо» - «плохо», но и на шкале «позитивное» - «негативное (по аналогии с категориями позитивной и негативной вежливости). Т.В. Чернышова под «позитивной оценочностью» предлагает понимать такой тип развертывания публицистического текста, в котором автор выступает и как «пропагандист», «агитатор» (апологетическая оценочность по Г.Я. Солганику), и как «полемист» (критическая оценочность). В любом случае «позитивная оценочность» конструктивна по своей природе, она ориентирована на установление диалога с читателем, а содержащий ее текст направлен на рассмотрение и решение актуальных для всех членов социума проблем, причем сам автор обязательно представляет свою социальную позицию как неотъемлемую принадлежность категории автора публицистического текста. «Негативная оценочность» публицистических текстов актуализируется тогда, когда автор сознательно уходит от позиции социальной оценки и заменяет ее узко профессиональными, корпоративными, групповыми интересами, носящими подчас заказной характер, выдаваемыми в тексте за интересы общества в целом. Стратегия «негативной оценочности» деструктивна по своей сути, она не предполагает диалога, чаще всего позиция автора – это монолог, нередко обладающий признаками агрессии [5].

Используя предложенный подход, проведем анализ оценочных высказываний в статье «Голубая кровь на поверку окажется красной», опубликованной в №43 газеты «Взгляд» 1 декабря 2010 г. и ставшей предметом доследственной проверки на предмет установления в нем признаков разжигания социальной вражды. Поскольку юридически под возбуждающей понимается информация, которая содержит отрицательную эмоциональную оценку и формирует негативную установку в отношении определенной социальной группы или отдельных лиц как членов этой группы, подстрекает к ограничению их прав или к насильственным действи- ям против них, а установка (направленность на эти действия) определяется содержанием и смыслом оценочных высказываний и текста, в котором они функционируют, то в ходе анализа прежде всего выявим смысловую структура текста. Структурно-смысловой анализ показал, что текст делится на ряд смысловых частей со своими микротемами. В первой (вводной) смысловой части (верхняя врезка и первый абзац) обозначен предмет обсуждения (протестные настроения в среде рабочих-строителей), конкретизирован субъект протеста (рабочие корпорации KUAT), указана причина протеста (невыплата заработной платы), дана оценочная характеристика социального явления (при невыплате заработной платы рабочим права рабочего класса грубо нарушаются государством). Во второй смысловой части (2 абзац) изложена информация об обстоятельствах ввода в эксплуатацию части ВОАД (место, время, участники события, их действия); указан ключевой проблемный фактор (Дело в том, что государство не оплатило корпорации выполненные работы, та, соответственно, не смогла рассчитаться со своими рабочими); дана метафорическая оценка явлению (Можно сказать, деньги строителей оказались под полотном, т.е. оказались недоступными для них, несмотря на их нелегкий труд). В третьей смысловой части (3-4 абзацы) данная выше оценка получает свое развитие путем сравнения описанной проблемной ситуации с ситуацией, отображенной Н.А. Некрасовым в стихотворении «Железная дорога». Как известно, в этом стихотворении противопоставляются два взгляда на роль народа в истории: для генерала строители дороги (т.е. народ) – «варвары», «дикое скопище пьяниц», «Не создавать – разрушать мастера»; для автора-рассказчика народ – создатель величественных духовных и материальных ценностей, великий труженик, по делам своим заслуживающий всеобщего уважения и восхищения. В сопоставлении двух явлений лежит обычно основание сравнения – тот признак, по которому какие-либо явления сопоставляются. По мнению автора комментария, правозащитника Д. Жумабекова, общим для указанных событий признаком выступает равнодушное отношение лиц, олицетворяющих власть, к простому народу, их нелегкому труду: именно таково презрительное и высокомерное отношение генерала в некрасовском стихотворении, и именно такое отношение к народу, в том числе и к строителям ВОАД наблюдается в современной ситуации (Вот и у нас…) В 4-й смысловой части (5-6 абзацы) дана авторская оценка состояния казахстанского общества, в котором имеются протестные настроения. Средством выражения этой оценки, вытекающей из содержания предыдущей части, выступает механистическая метафора, образ «парового котла», который может «взорваться» при наличии указанных автором условий (кастовость, колоссальное имущественное расслоение, неэффективность «клапаночков» в виде определенных НПО, официальных профсоюзов и т.д.). Отрицательный ответ (отписка) из Министерства финансов по поводу невыплаты заработной платы рабочим корпорации, по мнению автора, увеличивает возможность такого «взрыва» (...давление растет с каждым днем). Обращение к руководителям министерства содержит предупреждение об отрицательных последствиях «взрыва», которые будут одинаковы и для элиты, и для простого народа, а также совет – побудить адресата для его же пользы совершить определенное действие для налаживания диалога с народом.

Таким образом, смысловая интерпретация текста позволила установить следующую логико-фактологическую цепочку, отражающую логику развертывания темы текста: в Алматы была введена в строй часть ВОАД; строительство осуществляли рабочие корпорации KUAT; государство не оплатило корпорации выполненные работы; рабочие не получили заработную плату; рабочие выступили с протестом; в Министерство финансов был направлен запрос; из Министерства пришли ответы, что государство не обязано расплачиваться с рабочими частной корпорации. Возникла острая общественно значимая проблемная ситуация, которая негативно оценивается автором комментария при помощи различных языковых средств.

Негативная оценка такой социальной группы, как элита изложена в следующем фрагменте: Но при этом так называемая элита общества, с которой постоянно приходится сталкиваться, противопоставляет себя народу: мы элита, а вы, все остальные, - быдло. Рабочие для членов правительства – вот такое быдло, с которым можно не считаться.

В контексте номинации элита, члены правительства (и далее: Министерство финансов, министр финансов, вице-министр финансов) находятся в родовидовых отношениях (под элитой автор предполагает только членов правительства – руководителей министерства). Во фрагменте элите приписывается отрицательное качество: члены правительства противопоставляют себя народу. Эта негативная оценка конкретизируется далее через предполагаемую автором обобщенную позицию членов правительства (поэтому она изложена от 1-го лица: мы элита, а вы, все остальные, - быдло), которая, в свою очередь, разъясняется в последующей фразе: Рабочие для членов правительства – вот такое быдло, с которым можно не считаться. Негативно-оценочное значение фрагмента формируется при помощи слов противопоставляет, не считаться, быдло. Слово противопоставить в русском языке имеет следующие значения: 1) ‘сравнить, указав на различие, противоположность’ (пример: Противопоставить выводы, полученные разными исследователями); 2) противодействуя, направить против кого-чего нибудь (пример: Противопоставить разум насилию) [6, 624]. Во фрагменте реализуется второе значение слова. Слово считаться используется в значении ‘принимать в расчет, во внимание, уважать кого-что-нибудь’ [6, 784]. Таким образом, в контексте под противодействием элиты понимаются прежде всего такие ее действия, как непринятие во внимание проблем рабочих-строителей, вызванных невыплатой заработной платы, проявление неуважения к ним. Причина такого противодействия элиты кроется, по мнению автора, в мировоззренческом подходе к пониманию роли народа в обществе (трансформируем от 3-го лица: они элита, а все остальные – быдло). Для выражения негативной оценки такого подхода автор использует собирательное существительное - слово быдло. Анализ словарных толкований слова быдло (польск. bydlo - скот) показывает, что оно имеет прямое и переносное значения. В спорном тексте это слово имеет метафорическое употребление, используясь в переносном значении (прямое значение – ‘рабочий рогатый скот’). Зооморфные образы являются одной из наиболее традиционных понятийных сфер политической метафоры. Как отмечают ученые, использование зооморфных метафор в политической речи продолжает живущую в народном сознании мифологическую, фольклорную и литературную традицию, в которой свойства определенных животных выступают как вариант мифологического кода: заяц – трусливый, свинья – грязная, теленок – глупый и др. В обзоре русских политических инвектив отмечено, что зооморфизмы использовали в своих речах в разные периоды вожди большевиков и другие известные политики, представители прессы. В современной политической ситуации для негативной характеристики различных явлений (партии, политического движения, группы избирателей, коллектива какой-либо организации и др.) используются самые различные наименования животных (например: Коммунистические попугаи привыкли бездумно повторять давно устаревшие лозунги; Молодые тигры «Отечества» скоро начнут показывать клыки; Я вот в «Белом доме» работала – там такого насмотрелась, что депутаты по сравнению с чиновниками просто мелкие грызуны) (8, 133). При этом большинство зоометафор имеет типовые прагматические смыслы; так переносное употребление слова попугай формирует типовой смысл «отсутствие собственного мнения», «повторение чужих мыслей, слов». Зооморфизм «быдло» в современном русском языке стало символом покорности, тупости, ограниченности, стадности мышления, поведения (7, 107). Анализ спорного текста позволяет прийти к выводу, что в исследуемом тексте это слово выражает такие смыслы, как «рабская покорность», «терпение», «ограниченность». В целом смысл рассматриваемых двух фраз в контексте публикации может быть сформулирован следующим образом: ‘Нашу страну (в том числе и автодорогу) построил трудовой народ, рабочие. Однако членами правительства права рабочих не уважаются, во внимание не принимаются; элита относится к народу как к бессловесным людям, покорно выполняющим тяжелую работу’.

Негативная оценка, адресованная элите (членам правительства) имеет критическую направленность и мотивирована содержанием фактологической информации.

Слово критический производно от слова критика, употребляемого в значении ‘обсуждение, разбор чего-либо с целью оценить достоинства, обнаружить и выправить недостатки’ (7, 471). Как следует из определения критики, критическим материалом (статьей) можно назвать публикацию, в которой выявляются и осуждаются отрицательные явления, недостатки. В публикации «Голубая кровь на поверку окажется красной» Д. Жумабеков обозначает острую социальную проблему, излагает свои взгляды на обсуждаемый предмет, оценивает его, предлагает способ установления контакта с критикуемыми. В публикации отрицательную оценку (т.е. критику) получают не личности политиков (членов правительства), а предмет их действия, результат их работы.

Таким образом, анализ содержательно-смысловой направленности спорного текста показал, что негативные оценки в адрес такой социальной группы, как члены правительства имеют критическую направленность, обоснованы описанием событий, связанных со строительством автодороги, и суждениями (предположениями) о причинах этих действий; выражены нормативными речевыми средствами, употребление которых оправдано критической направленностью данной статьи и потребностью эмоционального воздействия на читателя. В представленном тексте присутствует фактологически мотивированная «позитивная» социальная оценочность, направленная на постановку острой социальной проблемы, на выяснение ее причин, причем сам автор представляет свою индивидуальную позицию как позицию социальную.



Литература

1. Солганик Г.Я. Общая характеристика языка современных СМИ в сопоставлении с языком СМИ предшествующего периода // Язык массовой и межличностной коммуникации. – М., 2007.

2. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М.Н. Кожиной. – М.: Флинта: Наука, 2003.

3. Кара-Мурза Е.С. В помощь редакторам: эксперты-лингвисты о предвыборной информации и агитации // Интернет-ресурс /http: //www.rusexpert.ru/magazine/027.htm

4. Закон о СМИ: как понимать, как применять. Алматы, 2005.

5. Чернышова Т.В. «Негативная оценочность» как фактор конфликтности публицистического текста // Интернет-ресурс http://siberia-expert.com/publ/negativnaja_ocenochnost_kak_faktor_konfliktnosti_publicisticheskogo_teksta_t_v_

chernyshova/

3-1-0-65


6. Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2004.

7. Большой толковый словарь русского языка /Под ред. С.А.Кузнецова. СПб, 2002.

8. Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры. Екатеринбург, 2003.
Категория: Статьи | Добавил: Brinevk (11 Май 2011)
Просмотров: 2848 | Рейтинг: 5.0/1