Понедельник, 11 Декабрь 2017, 06:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 126

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Статьи » Статьи

"Ислам и мир": лингвистическая экспертиза текстового материала Е.А. Яковлева
Лингвистическая экспертиза

текстового материала раздела «Вопрос – ответ», размещенного на 4 странице ежемесячной независимой исламской газеты «Ислам и мир» за февраль 2009 г. № 2 (75) и представляющего собой высказывание главного редактора Шейха Хаджи Махмуд Хакиева, на предмет наличия в нем признаков экстремизма (информации, направленной на возбуждение религиозной розни, ненависти и вражды, пропаганды исключительности, превосходства и неполноценности людей (человека) по признаку их религиозной принадлежности).






Эксперт: Е.А. Яковлева, доктор филологических наук, профессор кафедры общего языкознания ГОУ ВПО «Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы», научный руководитель лаборатории «Служба русского языка». Стаж работы по специальности 38 лет, из них научно-исследовательский стаж – 34 года. Стаж проведения исследований и экспертиз - 15 лет.



Время проведения: лингвистическая экспертиза начата 9 ноября 2009 г., закончена 13 ноября 2009 г.



Материалы, предоставленные для экспертизы:

1. Письмо заместителя руководителя отдела юриста 1 класса Детинина М.А. от 03.11.2009 г. № 77 пр-2009 г. на имя ректора ГОУ ВПО «Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы» проф. Р.М. Асадуллина – 1 л .

2. Постановление ст. следователя Ленинского межрайонного следственного отдела по г. Уфе следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ по РБ юриста 3 класса Галеева А.Н. о назначении лингвистической экспертизы от 03 ноября 2009 г. – 1 л.

3. Ксерокопия газеты «Ислам и мир» № 2 (75) февраль 2009 г.- 2 л. (4 с.).

4. Выдержки из Корана, переведенного на русский язык имамом Валерией Пороховой, – 7 л.



Объект лингвистической экспертизы: текстовый материал раздела «Вопрос – ответ», размещенного на 4 странице ежемесячной независимой исламской газеты «Ислам и мир» за февраль 2009 г. № 2 (75) и представляющего собой высказывание главного редактора Шейха Хаджи Махмуд Хакиев, на предмет наличия в нем признаков экстремизма, т.е. информации, направленной на возбуждение религиозной розни, ненависти и вражды, пропаганды исключительности, превосходства и неполноценности людей (человека) по признаку их религиозной принадлежности.



Обстоятельства дела: известны эксперту в объеме изложенного в предоставленных материалах. Научная лингвистическая экспертиза проведена в ГОУ ВПО «БГПУ им. М. Акмуллы» на базе лаборатории «Служба русского языка».



На разрешение лингвистического исследования поставлены вопросы:



Имеются ли в материале слова, выражения или высказывания, возбуждающие религиозную рознь?

Имеются ли в материале слова, выражения или высказывания, содержащие пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его религиозной принадлежности или отношения к религии?

Имеются ли в материале слова, выражения или высказывания, содержащие призыв к нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии?

Имеются ли в материале слова, выражения или высказывания, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признаку отношения к религии?

Соответствуют ли высказывания Хакиева М.В. тексту первоисточника Корана, переведенного на русский язык имамом Валерией Пороховой?


Методика исследования


Лингвистическая экспертиза проведена в пределах имеющихся у эксперта предметных познаний в области лингвистики, социальной лингвистики, психолингвистики, теории речевых жанров и теории речевого воздействия.

В целях формирования обоснованных выводов, служащих основанием для дачи ответов на поставленные перед экспертом вопросы, был проведен комплекс процедур по сбору, изучению, оценке и анализу доказательной информации, содержащейся в предоставленных материалах. Указанные процедуры проводились с использованием следующих методов получения доказательств: лексико-семантического анализа (с целью установления лексических значений слов и словосочетаний, сопряженных с обозначениями словами русского языка смысла, связанного с понятием «экстремизм» на основе ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»; дискурс-анализа (с целью выяснения глубинных смыслов текста, порождаемых соположением его различных фрагментов, выраженных как вербальными, так и невербальными средствами); контент-анализа (с целью выявления во всем корпусе текстов слов, относящихся к основным концептам); семантико-синтаксического анализа (для установления наличия положительного или отрицательного семантического компонента высказывания и выявления речевых жанров); логико-грамматического анализа предложений (для установления типа пропозиции и интерпретации грамматических форм); лексико-стилистического анализа (для выяснения стилистической принадлежности материалов газеты в плане нормативно-стилистической оценки употребленных слов и выражений); интенционального анализа (для выявления интенций автора на основе мотивационно-целевой структуры текста); лингвопрагматического анализа (для выявления коммуникативных установок адресанта в его речевом поведении); графического анализа (с целью выявления экспрессивного потенциала текста).

Формирование вышеназванных выводов осуществлялось экспертом по внутреннему убеждению, основанному на независимом, всестороннем, объективном и непосредственном анализе полученной в процессе исследования доказательной информации и его профессиональном мнении.

Данные методы рекомендованы к практическому использованию решением экспертно-консультативного совета при председателе правления ГЛЭДИС (опубл. в книгах «Цена слова». 1-3 изд., М., 2001- 2002 гг.); в материалах: «Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информационных спорах» в 2-х ч. М.: «Галерея», 2002-2003; в публикациях сборников статей «Юрислингвистика» (1 – 9), изданных в Барнауле и Кемерово в 2000 – 2008 гг.



Предварительные замечания

Газета и ее описание. Предоставленные для лингвистической экспертизы материалы газеты «Ислам и мир» (ежемесячная независимая исламская газета) за февраль 2009 г. № 2 (75) являются образцами церковно-религиозного стиля русского литературного языка.

При этом вся газета: «1) … это цельное речевое произведение (выделено нами. – Е.Я.). Следовательно, 2) составляющие его языковые средства всех уровней, приемы, способы их использования, организации внутри данного речевого произведения взаимосвязаны и соотнесены друг с другом, а речевая структура в целом, а также отдельные ее компоненты тесно увязаны с композицией текста. Поэтому 3) каждая языковая деталь текста воспринимается (и оценивается) в контексте целого текста (макротекста, то есть всей газеты), а также в рамках микроконтекста (непосредственно фразового, абзацного окружения слова, словосочетания, грамматической формы, конкретного предложения) и макроконтекста (ситуации порождения текста)». (Горбаневский, 2005, с. 7). В аспекте «целостности» следует воспринимать и другие материалы, опубликованные в газете, – фотографии, изображающие определенные события, подписи к ним, цитаты и пр.

Церковно-религиозный стиль, используемый в анализируемой газете, призван обслуживать религиозную сферу общественных отношений (в частности, сферу ислама). Основным отличием церковно-религиозного стиля от всех остальных книжных функциональных стилей русского языка считается сочетание общекнижных элементов с церковно-религиозными и газетно-публицистическими, а также архаически-торжественной и эмоционально-оценочной окраски (СЭСРЯ, 2003).

Этот стиль русского языка используется в религиозной литературе, в церкви, мечети, молельном доме и т.п. (если богослужение ведется на русском языке, независимо от религии). В широком смысле говорят о религиозном дискурсе. Наиболее распространенным в современной русистике является определение дискурса, предложенное Н.Д. Арутюновой: «Дискурс (от франц. discours – речь) – это речь, «погруженная в жизнь» (ЛЭС, 1990: 136-137; Формановская, 1998). При проведении исследования эксперт использует следующее определение дискурса: дискурс – это речевая деятельность (т.е. составление устных и письменных текстов, их восприятие) в совокупности с прагматическими (целеполагающими), социокультурными и другими факторами.

Религиозный дискурс представляет собой институциональное общение, целью которого является приобщение человека к вере или укрепление веры в Бога, и характеризуется следующими конститутивными признаками: 1) его содержанием являются священные тексты и их религиозная интерпретация, а также религиозные ритуалы; 2) его участники – священнослужители и прихожане; 3) его типичный образец – храмовое богослужение.

Все частные функции религиозного дискурса объединены в три класса:

1) регулирующие базовые принципы существования социума в целом (функция проспекции и интроспекции, интерпретации действительности, распространения информации, магическая функция);

2) регулирующие отношения между членами данного социума (функция религиозной дифференциации, религиозной ориентации, религиозной солидарности);

3) регулирующие внутреннее мироощущение, мировосприятие конкретного индивида (призывно-побудительная, волюнтативная, инспиративная, молитвенная, комплиментарная и др. функции) (Бобырева Е.В. Религиозный дискурс: ценности, жанры, стратегии. – Волгоград: Перемена, 2007).

Ценности религиозного дискурса сводятся к признанию существования Бога и вытекающей отсюда идеи ответственности человека перед Творцом, к признанию истинности данного вероучения и его догматов, к признанию религиозно обусловленных моральных норм. Эти ценности группируются в виде оппозиций «ценность-антиценность». Механизмы формирования и функционирования ценностей религиозного дискурса различны.

Системообразующими концептами религиозного дискурса являются концепты «Бог» и «вера». Концептуальное пространство религиозного дискурса формируется как специфическими концептами, характерными для данного типа общения («вера», «Бог», «дух», «душа», «храм»), так и концептами, являющимися общими для религиозного дискурса с другими типами общения, но получающими специфическое преломление в данном дискурсе («любовь», «закон», «наказание» и др.).

Анализируемая газета представляет собой образец религиозного (исламского) дискурса.

Ислам, а, м. – Рел. Одна из самых массовых религий мира, исповедующая единого Бога – Аллаха и признающая основателя этой религии пророка Мухаммеда его посланником на земле; мусульманство.

Исламский, ая, ое. – Рел. Относящийся к исламу. (ТСРЯ…, 2008, с. 426-427).

Исследование подобных текстов проводится в рамках лингвопрагматики, при которой учитываются все стороны речевой коммуникации: 1. Субъект речи (говорящий). 2. Адресат. 3. Ситуация общения. 4. Взаимодействие. 5. Коммуникативные установки и цели адресанта. 6. Стратегии, речевые тактики, используемые говорящим. 7. Речевые жанры, используемые авторами и пр. Среди других терминов можно отметить:

Коммуникативная установка - совокупность запланированных говорящим заранее и реализуемых в ходе коммуникативного акта теоретических ходов, направленных на достижение коммуникативной цели, где коммуникативная цель – это «стратегический результат, на который направлен коммуникативный акт». Коммуникация имеет также «коммуникативную перспективу», рассматриваемую как возможность вызвать желаемые последствия в реальности. (Клюев, 2002, с. 18-20). Коммуникативную установку можно связать также с «коммуникативной стратегией», т.е. с комплексом речевых действий, направленных на достижение коммуникативной цели. В этом случае особая коммуникативная (речевая) тактика способствует достижению поставленной цели (Иссерс, 1999, с. 57).

Речевое поведение – осознанная и неосознанная система поступков, раскрывающих характер и образ жизни человека.

Речевое воздействие – «регуляция деятельности одного человека другим человеком при помощи речи» (Речевое воздействие…1990, с. 3). В широком смысле речевое воздействие – это любое речевое общение, рассмотренное в аспекте его целенаправленности, целевой обусловленности. То есть при каждом акте речевого общения осуществляется своего рода «давление» на восприятие мира другим человеком (Иссерс, 1997).


Лингвистическая экспертиза


Вопрос 1. Имеются ли в материале слова, выражения или высказывания, возбуждающие религиозную рознь?



В газете «Ислам и мир» (ежемесячная независимая исламская газета) за февраль 2009 г. № 2 (75), в рубрике «вопрос – ответ» (с.4) использованы речевые жанры вопроса и ответа. Общающимися являются: 1. Верующий, задавший вопрос. 2. Ответивший на данный вопрос - редактор газеты имам Хатыб Шейх Хаджи Махмуд Хакиев, чье имя дано с соблюдением религиозных норм, с использованием религиозных мусульманских терминов:

Имам – 3) духовное лицо, которое руководит богослужением в мечети; главный мулла в мечети; наиболее авторитетный богослов и правовед в суждениях по религиозным вопросам (ССИС, с. 229).

Шейх – 2) представитель высшего мусульманского духовенства, богослов и правовед (ССИС, с. 688).

Хаджи – почетный титул мусульманина, совершившего хадж (паломничество в Мекку к мусульманской святыне Каабе или в Медину к гробу Мухаммеда, считающееся у мусульман подвигом благочестия) (ССИС, с. 667).

Таким образом, коммуникация субъектов речи происходит в религиозной сфере и представляет собой религиозный дискурс, в котором функционируют специфические языковые единицы (религиозные термины, религиозные концепты и т.п., представленные в русском языке соответствующими лексическими единицами со специальным религиозным смыслом).

Вопрос верующего касается проблемы регулирования отношений между членами определенного социума (здесь: трудового коллектива), часть которого не исповедует ислам и является с позиции мусульманской религии неверующими (точно так же, как это представлено в других мировых религиях). Верующий хочет получить ответ, позволяющий ему ориентироваться в социальной сфере и в то же время оставаться правоверным мусульманином.

Как было отмечено выше, подобное общение направлено на регулирование отношений между членами определенного социума: совместно работающими его членами (функция религиозной дифференциации, религиозной ориентации, религиозной солидарности).

Религиозный дискурс отличает наличие особого ритуала. Адресант религиозного дискурса (здесь: имам) обладает неоспоримым авторитетом и любое его указание, наставление должно беспрекословно исполняться, не подвергаясь сомнению. Вся информация, передаваемая в ходе религиозного дискурса, принимается на веру. Религиозный дискурс практически полностью лишен рациональности, его основой является эмоциональное переживание чуда, единение с Богом.

Ответ имама выполнен также в поле религиозного дискурса, именно поэтому в нем использованы утверждения из Корана и лексика, характерная для различных сур Корана, в том числе выражение враг Аллаха (См., напр., Коран. Перевод смыслов и комментарии имама Валерии Прохоровой. Изд. 6, перераб. И дополн. М.: Аванта+, 2002. Сура 60 : О вы, кто верует! Ни Моего, ни вашего врага Себе в друзья вы не берите…; Но если им удастся вами завладеть, Врагами вашими себя они проявят…»). Можно отметить подобное употребление слова в псалмах: «Восстань, Господи! Спаси меня Боже мой! Ибо Ты поражаешь в ланиту всех врагов моих; сокрушаешь зубы нечестивых!».

Значение данного слова носит религиозную окраску и может быть описано по данным словаря В.И. Даля: «враг - противник, неприятель, супостат, недоброжелатель, злорадец, (супротивник, противоборец; также в знач. общего противника рода человеческого, дьявола, сатаны…» (Даль, с. 258-259).

В данном контексте это выражение означает «немусульманин», «неверующий», «не придерживающийся религии ислам», «супостат» и др. (с. 4).

Ответ на вопрос 1: В данном тексте отсутствуют слова, выражения или высказывания, возбуждающие религиозную рознь.

Вопрос 2. Имеются ли в материале слова, выражения или высказывания, содержащие пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его религиозной принадлежности или отношения к религии?



Слово пропаганда означает: «распространение каких-л. идей, учений, взглядов, знаний; идейное воздействие на широкие массы (ССИС, 1992, с. 494); «Политическое и идеологическое воздействие на широкие слои населения с помощью средств массовой информации, агитаторов и т.п. (ТСРЯ, 2008, с. 809). В юридической литературе пропаганда понимается как «распространение взглядов, идей среди определенного круга лиц с целью изменить их взгляды, убеждения или сформировать новые в соответствии с устремлениями пропагандистов» (Кудрявцева, Трапезников, 2005, с. 20). Глагол – пропагандировать; прилагательное – пропагандистский и др.

В соответствии с вышесказанным отметим, что в данной рубрике «Вопрос – ответ» коммуникация (речевое событие) проводится исключительно между спрашивающим и отвечающим и содержание ответа имама (богослова) связано с выполнением религиозных требований, зафиксированных в Коране. Речь здесь ведется исключительно о мусульманах и законах шариата, о представителях же других религий (в русле исламского религиозного дискурса) говорится как о «тех, которые придерживаются не религии ислам» (с.4). Таким образом, текст рубрики выдержан в стиле религиозного дискурса.

Ответ на вопрос 2: В предоставленном материале отсутствуют слова, выражения или высказывания, содержащие пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его религиозной принадлежности или отношения к религии.




Вопрос 3. Имеются ли в материале слова, выражения или высказывания, содержащие призыв к нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии?



Современная юрислингвистика апеллирует при анализе конфликтных текстов к жанроведению, которая занимается изучением так называемых речевых жанров (Жанры речи, 1997-2005: 1-4). В процессе общения говорящий (пишущий) намеренно выбирает ту или иную жанровую форму для реализации своего коммуникативного намерения, руководствуясь определенным мотивом, который, по мнению известного лингвиста К.Ф. Седова (Седов, 1999: 14), является первой инстанцией в порождении речи и «последней инстанцией в обратном процессе – процессе восприятия и понимания высказывания, ибо мы понимаем не речь, и даже не замысел, а то, ради чего выражает наш собеседник ту или иную мысль, т.е. мотив».

В заданном для экспертизы третьем вопросе речь идет о наличии слов, выражений, высказываний, призывающих к чему-либо, то есть о призывах.

Речевой жанр призыва (особый тип побудительного речевого жанра) описывается следующей семантической формулой: «хочу, чтобы ты сделал Х / говорю это, потому что хочу, чтобы ты это сделал / знаю, что ты это сделаешь, потому что ты знаешь, что ты обязан делать то, что я хочу, чтобы ты делал» (Вежбицка, 1997: 104).

Значение слова призыв таково: «обращение с требованием, просьбой принять участие в каком-л. деле, в какой-л. деятельности. 2. Обращение, в краткой форме выражающее руководящую идею, лозунг». (Мокиенко, Никитина, 1998: 475-476); Призыв – «2. Политический лозунг, обращение, в лаконичной форме выражающее руководящую политическую идею, требование. 3. Обращение, в краткой форме выражающее руководящую идею, политическое требование; лозунг». (Ожегов, 2007).

В «Русской грамматике» (1982) отмечены формальные (языковые) признаки призывов: 1) наличие глагола в повелительном наклонении; 2) наличие эксплицитной перформативной формы призыва (глагол «призывать» в 1 л. ед. или мн. числа); 3) формы глагола «давать» (даешь, давай, давайте); 4) форма «долой!»; 5) частицы «пусть» и «пускай», форма «вон» и частица «да»; 6) использование номинализаций; 7) предлог «к» с императивной интонацией; 8) инфинитивные предложения с императивной интонацией; 9) именные предложения; 10) отрицательная частица с императивной интонацией; 11) возможны модальные глаголы с семантикой долженствования типа «необходимо, следует, требуется, нужно».



В указанном тексте речевой жанр призыва не обнаружен, так же как и жанр приказа. Здесь зафиксирован речевой жанр совета, который не относится к императивным жанрам.

Совет – 1. Наставление, указание, предложение, как поступать. 2. Совместное обсуждение каких-л. вопросов; совещание. (СРЯ, т. IV, с. 175).
Ответ начинается со слов «Я посоветую этому брату…» (с.4).

Таким образом, имам предлагает (советует) «этому брату» (т.е. спрашивающему или даже можно квалифицировать это выражение как «любому»), «чтобы он нашел работу, в которой нет ни одного врага Аллаха и его посланника …. Если это стало ему доступным, то это то, что требуется. Если же не стало доступным, то нет в этом ничего страшного, так как он занят своей работой, а они своей, но при условии, чтобы не было в его сердце дружбы и любви к ним, чтобы этот брат мог придерживаться тому, что пришло в шариате насчет приветствия и ответа на приветствие и так далее».

С точки зрения центральной интенции (намерения) в религии выделяется такое общение, которое объясняет верующим основные моменты этики, нормы и правила поведения человека в соответствии с канонами религиозного учения и нормами морали, а также разъясняет правила и нормы поведения, которые должны быть присущи истинно верующему, посредством обличения поведения и норм морали, неугодных Богу (Аллаху).

Психологического давления в данном тексте на спрашивающего и читающего - «этого брата» - не оказывается, но предлагается ему поступить по возможности (то есть предлагается «свобода выбора»). К числу религиозных запретов в ответе имама относится только проявление «дружбы» и «любви» к «неверным». Однако здесь уже затрагиваются центральные постулаты ислама (шариата), среди которых следует назвать, помимо концептов «Бог» и «вера», концепт «правила религиозного поведения мусульманина».



Ответ на вопрос 3: В предоставленном материале отсутствуют слова, выражения или высказывания, содержащие призыв к нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии.



Вопрос 4. Имеются ли в материале слова, выражения или высказывания, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признаку отношения к религии?

Слова «вражда» и «ненависть» в лингвистике считаются синонимами, обозначающими эмоциональное состояние, но различающиеся степенью его проявления. См.: «Вражда – Отношение к кому-л. и действия, проникнутые неприязнью, взаимной ненавистью; син. Агрессивность, антагонизм (БТСРС, 2005, с. 202). «Ненависть – Чувство сильнейшей вражды, неприязни к кому-л, чему-л. (Там же, с. 204).

Хотя в тексте ответа богослова и имеется противопоставление «своих», т.е. «мусульман» и «чужих», т.е. «неверных», однако такая оппозиция не направлена на возбуждение чувств ненависти и вражды по отношению к немусульманам и их религиям, а соответствует любому религиозному дискурсу, разделяющему «своих» (напр., православных, католиков, иудеев, буддистов и т.п.» и «чужих», т.е. неправославных, некатоликов, неиудеев, небуддистов и т.п.). Таким образом проводится поддержание позитивной групповой идентичности субъекта, положительного образа той группы, к которой он принадлежит («мы-группы»). Ср. также библейское высказывание «кто не с нами, тот против нас».

Таким образом, мы отмечаем проявление своего рода «религиоцентризма» – предпочтения собственной религии. В данном тексте имам рассуждал только о «своих» религиозных - мусульманских -ценностях, не навязывая их представителям других религий (тем более адресатом газеты являются в принципе исключительно мусульмане и те, кто интересуется этой религией).



Ответ на вопрос 4: В предоставленном материале отсутствуют слова, выражения или высказывания, содержащие призыв к нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии.





Вопрос 5. Соответствуют ли высказывания Хакиева М.В. тексту первоисточника Корана, переведенного на русский язык имамом Валерией Пороховой?

Конкретных цитат из «Корана» привести нельзя, тогда как отдельные слова, выражения и высказывания, взятые из газеты, соответствуют религиозному (исламскому) дискурсу, подчеркивая, что весь текст исполнен в данном ключе (включая рубрику «Вопрос – Ответ»):

1. Многократное повторение имени Аллах (с. 1 - 4); употребление слов Коран, сура, хадис, религия, единобожество, правая вера, мусульманин, Пророк, Создатель, избранные рабы, истина, вымышленные боги, любовь, терпение, вера, душа, ангел, грех и др.

2. Графическое оформление газеты «Ислам и мир», в которой используются: графические шрифты, моделирующие арабский алфавит и слова, написанные по-арабски (с. 1, 3); рисунки мечети (с. 1).

3. Слово враг встречается в предложенных текстах Корана (с. 91; сура 60; и др.): «Ни Моего, ни вашего врага себе в друзья вы не берите»; «Врагами вашими они себя проявят…» (сура 60)

4. Наличие высказываний: «не берите в покровители себе ни иудеев и ни христиан» (с. 142); «не берите в покровители себе тех, кто на вашу веру смотрит как на забаву и насмешку…, ни тех, которые не веруют в Аллаха» (с. 142); и др. религиозные правила.



Ответ на вопрос 5: Высказывания богослова (имама, шейха) Хакиева М.В. соответствуют тексту первоисточника Корана, переведенного на русский язык имамом Валерией Пороховой.







Литература:

Баранов А.Н. Лингвистическая экспертиза текста: теория и практика: уч. пособ. - М.: Флинта-Наука, 2007.

Бобырева Е.В. Религиозный дискурс: ценности, жанры, стратегии. – Волгоград: Перемена, 2007.

Булыгина Е.Ю., Лаппо М.А., Трипольская Т.А. Признаки экстремистского текста: квалификация «конфликтоопасных» языковых средств и авторских приемов // Юрислингвистика-9: Истина в языке и праве: межвуз. сб. научных трудов / под ред. Н.Д. Голева. – Кемерово-Барнаул, 2008, с. 113 -125.

Вежбицка А. Речевые жанры // Жанры речи, Саратов, ГосУНЦ «Центр», 1997, с. 99 – 112.

Галяшина Е.И. Лингвистика vs экстремизма: В помощь судьям, следователям, экспертам / Под ред. М.В. Горбаневского, - М.: Юридический Мир, 2006.

Горбаневский М.В. Вступление // Спорные тексты СМИ и судебные иски: Публикации. Документы. Экспертизы. Комментарии лингвистов / Под ред. Проф. М.В. Горбаневского. – М.: Престиж, 2005.

Иссерс О.С. Паша-«Мерседес», или речевая стратегия дискриминации // Вестник Омского университета. 1997, №2.

Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. Омск, 1999.

Клюев Е.В. Речевая коммуникация. – М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2002.

Кудрявцева А. В., Трапезникова И. И. К вопросу о соотношении специальных и юридических знаний в уголовном процессе // Использование специальных знаний в судопроизводстве / Под ред. проф. Т. С. Волчецкой. Калининград: Изд-во Калининградск. ун-та, 2005.

Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации. М., 1990

Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информационных спорах. В 2-х ч. М.: «Галерея».

Формановская Н.И. Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения. – М.: Ин-т русского языка им. А.С. Пушкина, 1998.

Язык мой… Проблема этнической и религиозной нетерпимости в российских СМИ. – М. 2002.



Словари:

Большой толковый словарь русских существительных / Под общ. ред. Л.Г. Бабенко – М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2—5, с. 202).

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.1, А – З. – М.: Русский язык, 1978.

Лингвистический энциклопедический словарь. – М., 1990.

Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Толковый словарь языка Совдепии. – СПб: Фолио-Пресс, 1998.

Современный словарь иностранных слов, М., 1992.

Ожегов, С.И. Словарь русского языка. 25-е изд. М.: Оникс, 2007.

Новейший словарь иностранных слов и выражений. – Мн.: Харвест, М.:АСТ, 2001.

Словарь иностранных слов и выражений / Авт.-сост. Е.С.Зенович. – М.:АСТ; Олимп, 2000.

Словарь русского языка в четырех томах. Изд. третье, стереотипное. М.: «Русский язык», 1985 -1988.

Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М.Н.Кожиной. Члены редколлегии: Е.А. Баженова, М.П. Котюрова, А.П. Сковородников. М.: Флинта: Наука, 2003. — 696 с.

Толковый словарь русского языка конца ХХ в. Языковые изменения. Под ред. Г.Н. Скляревской. РАН, Ин-т лингвистических исследований. Изд. «Фолио-пресс», СПб., 1998.

Толковый словарь русского языка начала ХХI века / Под ред. Г.Н. Скляревской. РАН, Ин-т лингвистических исследований. Изд. «Фолио-пресс», СПб., 2008.

Цена слова. 1-3 изд., М., 2001- 2002 гг.
Категория: Статьи | Добавил: Brinevk (18 Июнь 2011)
Просмотров: 2857 | Рейтинг: 0.0/0