Понедельник, 11 Декабрь 2017, 06:04
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 126

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Статьи » Статьи

НЕОНАЦИСТСКИЕ И АНТИФАШИСТСКИЕ ГРАФФИТИ КАК ИСТОЧНИК ИЗУЧЕНИЯ МОЛОДЁЖНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ М.В. Костромичева
НЕОНАЦИСТСКИЕ И АНТИФАШИСТСКИЕ ГРАФФИТИ КАК ИСТОЧНИК ИЗУЧЕНИЯ МОЛОДЁЖНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ

М.В. Костромичева

(г. Орёл)




(опубликовано: Актуальные проблемы молодёжной субкультуры: сборник статей / под общей редакцией Поздняковой О.К. – Том 4. – М.: Изд-во Московского психолого-социального института, 2010. – С. 59-63).



Понятие «субкультура» определяют как «совокупность разнородных воззрений, нравственных установок, стереотипов поведения, противостоящих признанным общественным нормам и характерных для неформальных молодежных объединений; контркультура» [2, С. 762]. Сегодня граффити является наиболее наглядной и общедоступной формой демонстрации принадлежности к тому или иному неформальному молодёжному объединению или течению.

Граффити – «Возникшее в 1960-х гг. в США движение художников, участники которого покрывают крупномасштабной живописью поверхности глухих стен, брандмауэров, бетонных ограждений; произведения такого искусства – надписи, рисунки, выполненные углем, мелом, специальным спреем» [3, С. 174]. В широком смысле под граффити понимают любые надписи, наносимые на стены: распространение граффити на городских улицах в настоящее время приобрело невиданные масштабы, и искусством можно назвать далеко не все произведения уличных художников. Сегодня граффити-рисунки и надписи становятся объектом изучения для каждого, кто интересуется проблемами молодёжной субкультуры. Фактически, уличные надписи и рисунки являются достаточно полным источником для изучения не только собственно состава молодёжных неформальных движений и направлений, активно функционирующих в городе, но и позволяют, в определённой мере, увидеть основные тенденции в формировании и развитии молодёжной субкультуры.

Наибольшую опасность на сегодняшний день представляет неонацизм в молодёжной среде: «С середины 1990-х российское общество переживает рост ксенофобских настроений, активно развиваются неонацистские и националистические организации и группы. Среди авторов уличного политического граффити сторонники таких групп составляют едва ли не большинство» [1, С. 3]. Объём зафиксированных в наших материалах неонацистских рисунков и надписей, собранных на орловских улицах, подтверждает, что ситуация с распространением фашистских идей приобретает всё более угрожающие масштабы.

Неонацистские граффити имеют разное воплощение – в основном, это рисунки, включающие общеизвестную фашистскую символику, такую как свастика, сдвоенная руна «зиг» («Siegrune») – символ войск «SS» в нацистской Германии. Менее известны обычному человеку (но хорошо понятны «посвящённым») неонацистские символы, такие как: кельтский крест (на фоне круга – крест с лучами, выходящими за края круга), руна «Одал» (ромб с «ножками» – использовался в качестве нагрудного знака сотрудников Главного управления СС по вопросам расы и поселений), числовой символ 14.88 (число 14 означает «14 слов» Девида Лэйна – американского расистского идеолога: «We must secure the existence of our people and a future for White children»: «Мы должны сохранить само существование нашего народа и его будущее для детей белого человека». Символ «88» имеет два прочтения: первое – «88 заповедей белого человека», второе – «НН»: «Н» – восьмая буква латинского алфавита, т.е. символ 88 («НН») – передаёт нацистское приветствие «Heil Hitler» (нем.) – «Да здравствует Гитлер») [см.: 1, С. 6-8] и др. Более открытый характер имеют неонацистские лозунги и призывы, ксенофобские надписи оскорбительного характера, например: «Оставайся белым», «Россия для русских», «Ниггеры – вон из России», «Смерть жидам», «Чурки – суки» и др.

В ряде случаев неонацистское «происхождение» надписи можно распознать только по отдельным признакам (например, надпись «Косово для сербов» – по «подписи» 14/88). Однако известны и целые словесно-графические комплексы, каковым, например, является ряд однотипно выполненных внутри домовой арки надписей и символов: на одной стороне – «Русский – ты забыл славу предков», «Адольф», на другой стороне – надпись «Макс Базылев. Помним. Не сдаваться никогда!». Смысл надписи становится понятен, если знать, что Максим Базылев, известный также как «Адольф», был одним из лидеров неонацистов и покончил с собой, находясь в изоляторе временного содержания, где находился в связи с задержанием по обвинению в ряде убийств на национальной почве. Неонацистский характер надписи подчёркивает свастика, выполненная на месте точки в восклицательном знаке на конце надписи «Не сдаваться никогда!». Здесь же расположена надпись – угроза «Готовься АНТИФА» и «кельтский крест». Следует заметить, что «кельтский крест» – это один из излюбленных символов неонацистов, что связано со схожестью данного символа с прицелом. Более того, сам символ в ксенофобских надписях может замещать слово «прицел», например, в наших материалах есть надпись: «Хач, ты под (далее следует изображение «кельтского креста»)» (= «Хач, ты под прицелом»).

Отдельного внимания заслуживают формы выражения антифашистского протеста в граффити, наиболее распространённой из которых является перечёркивание или замазывание неонацистских символов и надписей. Собственно протестные надписи также фиксируются довольно часто: как в форме лозунгов («Россия лучше без фашни», «Фашизм – это уродство», «Мы все равны», «Фашизм не пройдет» и др.), так и в инвективной форме («SCIN-лох», «Fuck you scins», «Скоро правый отсосёт! ANTIFA идёт вперёд!»).

Граффити может содержать одновременно указание на самоидентификацию автора надписи (обозначение принадлежности к определённому молодёжному течению) и противопоставление своего движения неонацистам, например: «Всем скинам мы скажем дружно / реп наше имя / фамилия HIP-HOP».

Таким образом, изучение противостояния различных молодёжных течений на материале «языка улиц» – отдельная, и, по нашему мнению, вполне осуществимая задача.

Не является секретом, что зачастую националистический характер многих преступлений замалчивается. И сегодня как никогда важно обратить внимание общества на проблему неонацизма. К сожалению, многие из откровенно националистических надписей месяцами остаются нетронутыми и не только где-то в подворотнях, но и на центральных улицах города, не вызывая отторжения со стороны горожан. Само существование неонацизма общество предпочитает не замечать, нацизм становится привычным. А неонацисты все громче заявляют о себе, и их граффити – это лишь видимая, но отнюдь не безобидная часть проблемы. Изучение неонацистских граффити – необходимость, и мы полностью присоединяемся к следующему мнению: «Мы уверены, что говорить о ксенофобии, национализме, фашизме нужно открыто, не пряча объект нашего категорического неприятия за намеками и общими словами. Чтобы знать «врага в лицо», его лицо нужно увидеть. Некоторые антифашисты и гражданские активисты считают, что такого рода материалы (каталоги расистской символики, описания радикальных организаций, сообщения об акциях скинхедов) только создают радикалам ненужную популярность. Однако угроза фашизма возрастает тогда, когда общество игнорирует проблему. А чтобы проблема не игнорировалась, она должна стать очевидной» [1, С. 3]. Приведём характерный пример: на воротах гаражей, расположенных на территории орловского стадиона им. Ленина долгое время «красовался» целый набор малоизвестных неонацистских символов («кельтские кресты», «одал», «14.88» и др.). Примерно через год поверх данных символов представители антифа-движения нарисовали (!) и перечеркнули свастику, сопроводив рисунок бранными выражениями. Свастика, даже перечёркнутая, сделала неочевидное очевидным, и вместе со свастикой наконец были закрашены неонацистские символы.

«Заборная вражда» граффити – одна из форм проявления ксенофобии и неонацизма, и эта форма требуют самого пристального изучения, поскольку как нельзя более ярко демонстрирует, насколько серьёзно заражена вирусом фашизма самая уязвимая часть нашего общества – молодёжь.

Список литературы

1. Вражда на заборах. Неонацистские и ксенофобные граффити на улицах российских городов. – М.: Центр «Демос», 2006. – 30 с.

2. Толковый словарь современного русского языка. Языковые изменения конца ХХ столетия / ИЛИ РАН; под ред Г.Н. Скляревской. – М.: Астрель: АСТ: Транзиткнига, 2005. – 894 с.

3. Шагалова Е.Н. Словарь новейших иностранных слов (конец ХХ – начало XXI вв.) / Е.Н. Шагалова. – М.: АСТ: Астрель, 2010. – 943 с.
Категория: Статьи | Добавил: Brinevk (11 Февраль 2011)
Просмотров: 2698 | Рейтинг: 0.0/0