Среда, 14 Ноября 2018, 04:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 132

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Статьи » Статьи

Речевое (бытовое) и «юридическое» оскорбление И.А.Стернин

И.А.Стернин

Речевое (бытовое) и «юридическое» оскорбление 


   Понятие оскорбление продолжает оставаться в центре  внимания лингвистов-экспертов.

В лингвокриминалистическом анализе текста лингвист-эксперт достаточно часто сталкивается  с необходимостью разграничения «юридического» оскорбления – унижение чести и достоинства человека в неприличной форме (ст.130 УК РФ) и речевого (бытового) оскорбления, которые потерпевшие часто принимают за «юридическое» и подают иски об оскорблении.

Вместе с тем, если первое подлежит правовому регулированию, то второе подлежит только моральному осуждению и мерам общественного воздействия (за исключением публичного сквернословия, подлежащего административному штрафу как мелкое хулиганство по ст.20.1 ГК РФ). Это разграничение представляется нам исключительно важным и имеет большое значение для экспертной практики.

В этом случае необходимо исходить из четких представлений о нормативности, стилистической и  морально-этической классификации лексики, которую мы представляем следующим образом (Стернин 2010, с.16-21) – см. таблицу.

Приносим читателю извинения за необходимость приводить примеры отдельных разрядов грубой лексики:


по норма-тивности

нормативная

(допустима в любой ситуации употребления)

Ненормативная

(допустима в ограниченном числе ситуаций употребления)

по стилисти-ческой отнесен-ности

литературная и разговорная

снижен-ная

 

Сленг

(тачка, крыша поехала, наезжать)

Жаргон

(лох, кент, шпора, клава)

Просторе-чие (сиськи, переть)

вульгар-ная

 

харя, рожа, пузо, жопа, срать,  ссать, мудохать-ся

бранная

 

 

сволочь, подлец, дрянь, ублюдок, сука, дерьмо, говно, урод, придурок, гнида,  козел

Нецензур-ная

 

5 слов и производ-ные

 

Грубая (оскорбительная)

по морально-этическо-му критерию

(допусти-мости в обществен-ном месте)

 

приличная

 

(допустима в общественном месте)

 

Сквернословие

некультурная

 

(неуместна, не рекомендуется к использованию  в общественном месте)

неприличная

 

 (табуирована, полностью  запрещена к использованию  в общественном месте)

Речевое оскорбление представляет собой публичное употребление  в адрес потерпевшего (или в его отношении) грубой (оскорбительной) лексики – то есть лексики вульгарной, бранной или нецензурной.

Для признания факта речевого оскорбления необходимо, чтобы были удовлетворены следующие условия:

1. лексика принадлежит к разряду оскорбительной ( вульгарная, бранная или нецензурная;

2. оскорбительная  лексика использована  в адрес конкретного потерпевшего;

3.     оскорбительная лексика  использована публично.

Оскорбительным для лица, таким образом,  может являться  употребление бранной и вульгарной   лексики в его адрес. Лингвист в результате проведения экспертизы констатирует наличие оскорбительной лексики, устанавливает, употреблена ли она в адрес конкретного лица и использована ли публично.

Суд же должен определить, в какой степени правомерно потерпевший чувствует себя оскорбленным, Потерпевший должен объяснить, на чем основано испытываемое им чувство оскорбленности (обиды, унижения), какие его права нарушены.

Существенное значение для анализа речевого (бытового)  оскорбления  и оскорбительного речевого словоупотребления в целом имеет разграничение адресного и безадресного употребления оскорбительной (грубой) лексики.

Адресное употребление бранной  лексики

Если  имеет место адресное публичное сквернословие  - в адрес конкретного человека публично произнесены (или написаны) бранные слова – его назвали тварью, сукой, козлом, уродом, подлецом, сволочью, гнидой, либо в его адрес прозвучали нецензурные слова в любой форме, он чувствует себя оскорбленным. Адресное сквернословие оскорбляет его, поскольку вызывает у него обиду.

Адресное публичное употребление бранной лексики по отношении к человеку является для него оскорбительным, оскорбляет (обижает) его  тем, что:

·                        понижает общественный статус потерпевшего, умаляет его статус в глазах окружающих, поскольку оскорбитель присваивает себе право публично нарушать моральные нормы общества, при том, что потерпевший этими правами не пользуется,

·                        публичным нарушением норм приписывает себе более высокий статус, демонстрирует  возможность разговаривать с потерпевшим, не соблюдая нормы культуры общения и речевого этикета, 

·                        придает потерпевшему статус социально осуждаемого лица,

·                        ставит потерпевшего в роль провинившегося, которую необходимо терпеть, не отвечая на брань, учитывая требования культуры общения и поведения,

·                        раскрывает, делает публично известной  личную неприязнь к потерпевшему,

·                        создает у окружающих впечатление виновности потерпевшего, его непрофессионализма, неумения что-то делать, неадекватности его поведения  и т.д., независимо от истинности обвинений,

·                        побуждает оправдываться перед сквернословом и окружающими, хотя для этого может не быть оснований,

·                        взывает потерпевшего на скандал, провоцирует отвечать оскорбителю, провоцирует  ответное нарушение норм культуры поведения и общения,

·                        делает потерпевшего предметом обсуждения в обществе, предметом жалости или злорадства и др.

Адресное употребление вульгарной лексики

Например, человеку публично говорят: - Ты что, жопу свою не можешь на минуту оторвать от стула?

Вульгарная лексика имеет в таких ситуациях  оскорбительный для потерпевшего характер – использование ее в диалоге с ним понижает общественный статус потерпевшего, умаляет его статус в глазах окружающих, поскольку демонстрирует  возможность разговаривать с ним, не соблюдая нормы культуры общения и речевого этикета,

Адресное употребление бранной и вульгарной лексики -  речевое оскорбление,  это оскорбление человека  грубой (оскорбительной)  речевой формой адресованного ему высказывания. 

Необходимо иметь в виду, что возможно  безадресное употребление бранной и вульгарной лексики - себе под нос, для словесного выражения эмоции, без публичного озвучивания  – такое употребление не влечет последствий ни морального, ни юридического плана.

К примеру, выражение Судья – идиот, произнесенное истцом при выходе из судебного заседания в сердцах себе под нос, не является оскорблением судьи, поскольку не было адресовано судье, а является субъективным словесным выражением негативного эмоционального отношение истца к решению судьи.

Адресное употребление нецензурной лексики

К нецензурной лексике в строгом смысле слова мы предлагает относить в современном русском языке пять слов – наименование мужского полового органа ( на х…),  наименование женского полового органа ( 2 единицы –на п… и на м…). наименование акта совокупления (на е…) и женщины-проститутки ( на б…), а также всех слов, однокоренных с названными.

Если нецензурное словоупотребление  имеет место в узком кругу, адресовано членам узкого круга, осуществляется в отсутствие  посторонних или  свидетелей – правовых последствий употребления нецензурных слов и выражений в таких ситуациях не  наступает.

Если нецензурная лексика используется публично в адрес человека – это речевое оскорбление, за которое следует административное наказание как за мелкое хулиганство  (ст.20.1 ГК РФ.):

«Глава 20. Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность.

Статья 20.1 Мелкое хулиганство

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставание к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества».

Если публично сообщаются в нецензурной форме порочащие человека сведения (о нарушении им моральных норм или законов)  – это деяние подпадает под ст.130 УК РФ – «оскорбление» ( женщину называют б…ью, имея в виду, что она ведет аморальный  образ жизни).

Безадресное употребление нецензурной лексики

Однако возможно и не адресованное кому-либо конкретно употребление нецензурной лексики.

Если такое употребление нецензурных слов имеет публичный характер, осуществляется  в общественном месте  - следует административное наказание как за мелкое хулиганство (ст.20.1 ГК РФ.) (ср. случай Киркорова и журналистки Ароян).

Следует иметь в виду, что если лицо нецензурно ругается в узком кругу или себе под нос, но так, что эти ругательства слышат посторонние – это тоже  публичное сквернословие, за которое следует административное наказание как за мелкое хулиганство ( ст.20.1 ГК РФ.)

Если лицо нецензурно ругается себе под нос, используя нецензурные слова в междометной функции (вот б…, опять опоздал) или для словесного выражения личных  негативных эмоций  и данное нецензурное словоупотребление никому не адресовано и его  никто не слышит из  посторонних – правовых последствий не наступает.

Важным выводом из приведенных рассуждений нам представляется следующий: на речевое (бытовое)  оскорбление нельзя подавать иск в суд по ст.130 УК РФ.

Только за одно употребление бранной и вульгарной  лексики в адрес человека не следует правового преследования, каким бы оскорбленным не посчитал себя тот человек, в адрес которого она прозвучала.

Речевое поведение  грубияна, сквернослова, хама подлежит, к сожалению, в данный момент только общественному моральному осуждению как нарушение принятых в обществе норм речевого этикета, правил культуры речи, норм  поведения в общественных местах и под.

Потерпевшему необходимо разъяснить, что в таком случае можно потребовать от оскорбителя извинения, можно написать жалобу его начальству, написать о его неблаговидном поведении ему на работу, сделать его неблаговидный поступок достоянием общественности  в прессе, внести запись о допущенной грубости в жалобную книгу и под.

Но этот случай не подлежит правовому регулированию, он не подпадает под действие ст.130 УК «оскорбление» - «унижение чести и достоинства в неприличной форме»:

1.        Бранная  и вульгарная лексика – это не неприличная форма в юридическом смысле (то есть не нецензурная).

2.        Бранная  и вульгарная лексика  не порочит человека, не унижает его честь и достоинство, так как не характеризует его как нарушителя каких-либо конкретных моральных норм или законов. Речь не идет о нарушениях моральных норм или законов, если о человеке сказали, что он не может оторвать свою ж. от стула. Если человека под влиянием негативной эмоции  человека назвали общеоценочным словом козел, тварь, урод, придурок и под., значением этого слова ему не приписаны какие-либо нарушения норм морали или законов (в отличие, скажем, от слов ворюга, мошенник, взяточник, мошенник, шлюха и под.) и подобные случаи не подлежат правовому регулированию.

____________

 

И.А.Стернин. О понятии «неприличная форма высказывания» в лингвистической экспертизе // «Воронежский адвокат». – № 1(79). – 2010. – С.16-21.

оо

Категория: Статьи | Добавил: Brinevk (12 Мая 2011)
Просмотров: 16107 | Рейтинг: 4.1/9