Среда, 17 Января 2018, 14:58
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 127

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Статьи » Статьи

К ВОПРОСУ О ЗНАЧИМОСТИ НЕВЕРБАЛЬНЫХ КОММУНИКАТИВНЫХ ЕДИНИЦ В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ Хлыстова В.Г., Малафеева А.Ю.
Хлыстова В.Г., Малафеева А.Ю.

(Нижний Новгород)


К ВОПРОСУ О ЗНАЧИМОСТИ НЕВЕРБАЛЬНЫХ КОММУНИКАТИВНЫХ ЕДИНИЦ

В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ




Невербальные компоненты коммуникации – в частности кинесика – стали объектом изучения лингвистики относительно недавно, в то время как в рамках ряда антропологических наук они давно привлекают внимание исследователей. В настоящее время значимость паралингвистических средств для обеспечения успешного протекания коммуникативного акта не подлежит сомнению. Представители самых разных наук, занимающихся проблемами межличностной коммуникации, отмечают, что адекватное восприятие сообщения невозможно без учета не только вербальной части, но и сопровождающих ее невербальных компонентов.

Невербальные компоненты коммуникации имеют большое значение не только как дополнительные источники информации (т.е. с точки зрения адресата), но и как средства управления общением и манипуляции собеседником (т.е. с точки зрения адресанта). Данные функциональные особенности невербальных единиц получили широкое применение в деловом общении, публичных выступлениях политических и общественных деятелей, переговорах дипломатов и других ситуациях общения, требующих от собеседников особых коммуникативных навыков.

В статье рассматривается роль и место невербальных единиц в специфической сфере коммуникации, которую представляет собой криминалистическая практика.

Юридическая работа – это непрерывный процесс общения. Юрист-практик постоянно оценивает людей: свидетелей, подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и т.д. Наиболее сложным следственным действием при производстве расследования является допрос – процесс получения показаний от лица, обладающего сведениями, имеющими значение для расследуемого дела. Его производство требует от следователя высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания человеческой психологии, владения тактико-криминалистическими приемами допроса и т.д.

В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в котором выделяются два аспекта: с одной стороны, словесный обмен информацией между допрашиваемым и допрашивающим, с другой стороны – получение информации о состоянии допрашиваемого путем наблюдения за его поведением.

При допросе происходит подстройка, или создание подсознательного доверия допрашиваемого к допрашивающему. Смысл этого явления в том, что допрашивающий как бы настраивается на «волну» допрашиваемого и общается с ним на доступном и понятном ему языке тела, темпе мыслительного процесса, преодолевая неизбежные в ситуации допроса коммуникативные барьеры. Кроме специфических вербальных средств, используются элементы невербальной коммуникации: подстройка к позе, дыханию, движениям. Владение коммуникативной психотехникой позволяет установить психологический контакт и используется для работы с глубинными слоями сознания допрашиваемого, связанными с его установками, убеждениями, ценностными ориентирами.

В ходе допроса должно быть обеспечено тщательное наблюдение за допрашиваемым для установления его состояния, которое определяется по его внешнему виду, поведению, реакции на предаваемую ему информацию, а также на основании анализа его речи (темп, связность, отрывистость, повторы и т.д.). Так, например, неожиданные спазмы, изменения скорости и ритма речи, утрата пауз, разрыв слов, «пробалтывание», форсирование звука или хохот, быстрое или поверхностное дыхание и постоянное прерывание собеседника рассматриваются как симптомы напряжения. Подобными же симптомами являются и разнообразные реакции, передающиеся при помощи выразительных движений (жестов, мимики и локомоций), которые могут указать следователю на ту или иную степень изменения психологического состояния допрашиваемого и дать возможность правильно выбрать тактику своего поведения.

Кроме того, диагностическая ценность жестов заключается в их спонтанности и непосредственности: допрашиваемый едва ли осознает, что он жестикулирует. Известно, что когда человек понимает, что за ним наблюдают, он незамедлительно старается применить различные уловки, чтобы выглядеть так, как ему хочется, чтобы его восприняли. Визуально это прежде всего выражается в намеренном использовании экспрессивных движений (мимики, жестов и т.д.).

Свободная жестикуляция допрашиваемого свидетельствует об ощущении им психологического комфорта, безопасности, положительного отношения к следователю. Жестикуляция интенсифицируется в случае эмоционального подъема или волнения допрашиваемого, что в свою очередь говорит о значимости для него происходящего. Отрицательное отношение к следователю, нежелание контактировать, замкнутость сопровождаются «скупой» жестикуляцией или полным ее отсутствием.

Диагностическом признаком психологической дистанции между следователем и допрашиваемым является наличие или отсутствие в процессе общения так называемых доречевых жестов. Наличие жестов, предшествующих речевым высказываниям, указывает на существование доверия и взаимопонимания, и наоборот, их отсутствие свидетельствует о настороженности и недоверии.

В ситуации конфликта невербальные средства могут оказаться полезными при определении скрываемых допрашиваемым целей. И.А. Сикорский отмечал, что «... не только трудно, но по существу невозможно разделить «искреннее» от притворного и подражательного. <...> Распознавание притворства возможно на основе точного знакомства с физиогномикой. Оно облегчается тем обстоятельством, что некоторые произвольные движения и многие непроизвольные, входящие в состав экспрессии, а также деятельность выделительных органов (желез) недоступны для искусственного воспроизведения» [1. С. 588].

Именно непроизвольные реакции допрашиваемого выражают его истинные состояния и отношения. Из этого, конечно, не следуют выводы типа: «Волнуется – значит виноват». По внешним реакциям нельзя судить о виновности или невиновности допрашиваемого. Непроизвольные реакции должны использоваться сотрудником органов внутренних дел только как определенные ориентиры на пути к истине. Точно так же, как показания допрашиваемого о совершенном преступлении не могут быть использованы без дополнительной проверки и подтверждения фактами, непроизвольные реакции нуждаются в подтверждении доказательствами. Тем не менее, отказ от использования и анализа невербальных средств в тактике раскрытия и расследования преступлений был бы неоправдан.

Последовательность проведения следственных действий, адекватный выбор тактических приемов и многое другое зависят от знания позиции допрашиваемого. В ситуации конфликта эта задача осложняется тем, что речевые высказывания допрашиваемого вовсе не обязательно соответствуют его истинной позиции. Исходя из этого, одна из важных практических рекомендаций заключается в том, что в случае расхождения между вербальными и невербальными выражениями, именно невербальные выражения следует воспринимать как соответствующие истинной позиции допрашиваемого. При этом необходимо учитывать, что надежность признаков, передающих истинное отношение, убывает в следующем порядке: пространственное расположение, поза, голосовые сигналы, мимика, вербальные высказывания. Скрыть истинное отношение к следователю легче всего, соответственно, при помощи слов, мимики, голоса и труднее при помощи локомоций.

Знание психологии и оперативные анализ и оценка вербальных и невербальных реакций, особенно при диалоговой форме допроса, позволяют решить следующие задачи:

нейтрализовать психологическое противодействие допрашиваемого;

сформировать у допрашиваемого позитивные установки при помощи специальных психологических приемов;

диагностировать и преодолеть ложь, запирательство, попытки ввести в заблуждение со стороны допрашиваемого;

склонить к признанию, в том числе и при отсутствии доказательств;

наиболее эффективно предъявлять доказательства; и др.

Важную роль при решении перечисленных выше задач играет осознанная вербальная и невербальная деятельность следователя. Следователь должен внимательно следить не только за формой постановки вопросов, но и контролировать свою интонацию, мимику и жесты, так как они могут обеспечить успешное протекание допроса либо способствовать его «провалу».

Не следует забывать, что набор лингвистических и паралингвистических средств, используемых следователем, прокурором, адвокатом, сотрудником, несущим патрульно-постовую службу, инспектором по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних, представителем правоохранительных органов, выступающим перед населением, имеет специфические особенности. Соответственно, должны использоваться и разные психотехники.

Существует несколько классификаций жестов. Одной из самых распространенных является классификация, предложенная Экманом и Фризеном. Они выделяют следующие группы жестов1:

а) жесты-эмблемы, имеющие языковой эквивалент и достаточно точное значение для данной социальной группы;

б) иллюстративные жесты – движения, «изображающие» предмет разговора;

в) жесты-адапторы, способствующие уменьшению или снятию внутреннего напряжения;

г) жесты-регуляторы, используемые для контроля протекания общения;

д) аффективные жесты – движения, являющиеся выразителями чувств и эмоций.

Использование следователем жестов-эмблем, характерных для той социальной группы, представителем которой является допрашиваемый, более располагает к контакту, чем их отсутствие. Однако эта рекомендация не означает, что следователь должен использовать какие-то неприличные жесты-эмблемы, принятые в преступной среде, для того, чтобы расположить к себе допрашиваемого. Но знание сотрудником органов внутренних дел эти жестов, как и преступного жаргона, представляется совершенно необходимым. Здесь можно отметить, что некоторые криминальные группы (например, карманники) активно разрабатывают и используют в преступной деятельности невербальные средства. Особенности этого невербального «языка» требуют специального и постоянного изучения.

Изобилие иллюстративных жестов, сопровождающих речь, свидетельствует о возбужденном состоянии говорящего, поэтому лицу, производящему допрос, следует ограничивать их использование, чтобы у допрашиваемого не возникло ощущение нервозности и, следовательно, неуверенности со стороны сотрудника органов внутренних дел.

В роли жестов-регуляторов выступают кивок головой, направление взгляда, целенаправленные движения руками и другие жесты, направленные на поддержание и регулирование контакта. Эти жесты обычно свидетельствуют о готовности собеседников к поддержанию контакта.

В аффективных жестах, выражающих эмоциональные состояния, могут быть задействованы различные части тела, в первую очередь — лицевые мышцы. К этим жестам нужно относиться с особой осторожностью в силу возможности непроизвольного выражения эмоций, нежелательных во время проведения допроса. С другой стороны, при условии умения сотрудника управлять мимическими проявлениями эмоций, аффективные жесты могут стать эффективным средством невербального воздействия на допрашиваемого.

В оказании психологического воздействия на допрашиваемого невербальные средства общения могут использоваться для повышения убедительности высказываний следователя. Кроме того, как правило, те невербальные сигналы, которые выражают положительное отношение, могут способствовать корректировке межличностных отношений. Выражение уважения и доверия к допрашиваемому при помощи невербальных средств может эффективно влиять на его поведение, в особенности, если допрашиваемый открыто противится влиянию и воздействию следователя. Поэтому использование невербальных средств общения повышает эффективность деятельности сотрудника в ситуациях конфликтов.

Таким образом, можно с уверенностью говорить о том, что знание невербальных компонентов коммуникации (в частности, кинесики) и правильное их использование могут оказаться чрезвычайно полезными для достижения целей психологического воздействия на допрашиваемых лиц, контролирования и управления ходом допроса.



БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК



Сикорский И.А. Всеобщая психология с физиогномикой. – Киев, 1912.



1 Классификация приводится по: Кириленко Г.Л. Проблема исследования жестов в зарубежной психологии // Психологический журнал. – 1987. – Т. 8. – № 4. – С. 139.
Категория: Статьи | Добавил: Brinevk (12 Октября 2009)
Просмотров: 2590 | Рейтинг: 0.0/0