Суббота, 16 Декабрь 2017, 05:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 126

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Статьи » Статьи

Использование терминологии в правотворчестве Земляная Т.Б., Павлычева О.Н.

Использование терминологии в правотворчестве

 

Земляная Татьяна Борисовна,

ИНИМ РАО, zemlyanaya@yandex.ru

Павлычева Ольга Николаевна,

ИНИМ РАО, olganik78@mail.ru

 

Аннотация

В статье нашли отражение выделенные в научной литературе требования к конструированию норм права необходимые для соблюдения при разработке нормативного акта, отдельно изучены требования к языку изложения текста законодательного акта. Выделены требования к использованию юридических терминов в законодательных актах и случаи необходимости использования дефиниций в тексте нормативного акта. Уделено внимание вариантам создания правовых терминов, в том числе заимствованию иностранных слов. Особое внимание уделено вопросу целесообразности изложения формулировок терминов непосредственно в текстах правовых актов, а также способы их изложения с учетом разумности, целесообразности и удобства использования в правоприменительной деятельности.

Ключевые слова: Терминоведение, Термин, Терминология, Терминополе, Юридический термин, Номинация, Терминологизация, Терминоэлемент, Терминоединица, Юридическая конструкция, Язык закона, Норма права, Законодательная техника, Правоприменительная практика, Унификация правовых терминов

 

Abstract

The article reflects requirements emphasized in scientific literature to construction of rules of law to be observed in development of a normative act; requirements to a language of text statement in an act were particularly studied. Requirements to use of juridical terms in acts were emphasized as well as cases of necessity for use of definitions in normative act texts. Attention was paid to variants of legal term creation including adoption of foreign terms. Special attention was given to expediency of statement of term formulations directly in texts of legal acts and to ways of their statement subject to rationality, expediency, and convenience of use in law enforcement activity.

Keywords: Terminology Science, Term, Terminology, Terminological Field, Juridical Term, Nomination, Term Formation, Terminological Element, Terminological Unit, Legal Construction, Language of Law, Rule of Law, Legislative Technique, Law Enforcement Practice, Unification of Legal Terms

 

Законодательство - преемственная и внутренне связанная система регуляции общественных отношений. Отсюда вытекает безличный, неиндивидуальный характер стиля законодательных положений. Нормативный акт готовится группой лиц, специальной комиссией, проходит этап обсуждения, в ходе которого в его текст вносятся поправки и дополнения. Кроме того, законодатель создает правовой акт, опираясь на уже устоявшиеся конструкции, выраженные главным образом в кодифицированных нормативных актах. Юридические конструкции представляют собой готовые типовые схемы, которые складываются на основе опыта правотворчества[1]. Кроме того, законодатель оперирует заранее установленными языковыми средствами, устоявшейся терминологией.

Рольф Книпер и Владимир Назарян указывают на необходимость соблюдения следующих требований в правотворческом процессе:[2]

1 Основные рамочные нормы должны быть приняты прежде специальных и что законы более высокого ранга должны предшествовать находящимся на более низкой иерархической ступени законам.

2 Законы должны отражать актуальные и реальные общественные проблемы и решать их таким образом, чтобы они были приемлемы для большинства их адресатов и имели реальный шанс реализации.

3 В дополнение к ним должны быть созданы и правовые институты для осуществления законов. Слишком обобщенные указания об ответственных за их исполнение учреждениях часто недостаточны.

4 Даже если будущее неопределенно, законодатель, тем не менее, не должен бояться делать прогнозы о действии закона.

5 Должны быть созданы службы, которые будут в состоянии оценивать действие законов, т.е. преследовать судьбу закона со дня его принятия и изучать его влияние на общественную жизнь.

6 При определении ориентации действия будущего закона необходимо прежде всего выяснить вопрос, не решена ли уже эта проблема в той или иной форме и является ли новое решение действительно неизбежным. При этом, как уже было сказано, надо стараться сохранить стабильность и последовательность действующего позитивного права. Нередко более предпочтительным является не замена существующего несовершенного закона новым, а развитие его путем судейского толкования, поскольку при частом законодательном регулировании одной и той же проблемы ее адресат в конце концов теряет веру в действие закона.

7 Значительным прогностическим фактором является также, разумеется, вопрос о расходах, связанных с принятием и осуществлением закона.

8 Для того чтобы изучить вопрос принятия адресатами будущего закона этого закона, было бы целесообразно, в определенный момент перед его редактированием организовать общественные консультации. Для этого должны быть опубликованы и распространены проекты законов, а адресатам законов должна быть дана возможность высказать свою точку зрения. Это может происходить как в письменной форме, так и в устных обсуждениях, организуемых парламентскими комитетами. Эти слушания не должны давать повод для их обоснования лоббистскими соображениями.

9 Другим методом, в особенности в случае сложной и политически компромиссной проблемы, является предложение общественности представить альтернативные законопроекты, которые в последующем смогут дополнить правительственные проекты. В результате проводится испытание на реально существующие политические конфронтации и различные точки зрения, которые иначе легко теряются в политической риторике.

10 Другим способом определения ориентации результатов, особенно в нестабильных переходных стадиях, является метод ограничения действия законов. Его можно осуществить двумя путями. Первым путем является установления опытного времени действия закона и обязание законодателя через определенный период подвергнуть закон переоценке и, в случае необходимости, переработать его в соответствии с накопившимся опытом его действия, дабы облегчить его реализацию.

Таким образом, законодателю рекомендуется перед принятием каждого закона подумать о его последствиях, причем как с точки зрения принятия его населением, так и с точки зрения его действия и связанных с ним расходов[3].

Целью каждого закона должно быть предоставление его адресатам полноценного, четкого и понятного регулирования регулируемой проблемы и, в особенности, четкое определение их обязанностей, прав и задач.

Закон должен, исходя из конкретного проблемного импульса, искать средства и пути наиболее стабильного решения, которое будет иметь как можно меньше нежелательных побочных явлений и устанавливать экономически наиболее целесообразное соотношение между целью и средствами. Это достигается при помощи приемов законодательной техники, в том числе за счет использования языка закона, который является не специальным языком, а разновидностью литературного языка и принадлежит к официально-деловому стилю. 

Язык закона имеет ряд специфических особенностей: а) ясность и простота изложения; б) официальность, документальность; в) точность; г) стилистическая однородность, нейтральность текста; д) наличие необходимых реквизитов нормативного акта (наименования, заголовки, даты издания); е) соблюдение основных требований структурной организации текста.

Все вышеперечисленные требования к языку закона являются обязательными, однако, законодатель нередко сам отступает от норм юридического языка, что становится причиной ошибок и недочетов в законах. Этому способствует и довольно низкий уровень культуры самих законодателей.

Соблюдение правил законодательной техники необходимо и в процессе принятия, и в процессе изменения законов. Отступления от них приводят к юридическим ошибкам и усугубляют юридические коллизии в общем процессе правоприменения[4].

Более того, следует помнить, что юридическая терминология является традиционным элементом законодательной техники. С этим согласны практически все ученые, занимавшиеся исследованием данного вопроса. Однако, как верно заметил А.С. Пиголкин, не всякое слово, употребляемое в нормативном акте, есть термин[5]. Термин можно определить как слово или состоящее из нескольких слов выражение, которое обозначает строго определенное понятие, ограниченное точными пределами, твердыми рамками. Юридический термин является более узким по содержанию понятием[6].

Исходя из вышеизложенного Н.И. Хабибулина выводит требования к языку нормативного акта:

— формулировки норм права должны обладать определенной стандартностью, стереотипностью, грамматическим единообразием;

— терминология нормативных актов должна быть единой. Для этого необходимо: один и тот же термин, слово в нормативном акте употреблять в одном и том же значении; одно и то же понятие (явление, предмет) обозначать одним и тем же термином.   

Для достижения точности и определенности терминов, их единообразного понимания могут использоваться легальные дефиниции (дефинитивные нормы), в которых дается определение теpмина, его разъяснение, обязательное для адресатов нормативного акта. Это легальное определение может иногда существенно расходиться с обыденным или даже научным определением. Формализация понятий привносит в правовое регулирование большую точность и определенность;

— в нормативном акте должны использоваться общепризнанные в науке и практике термины. Терминологическое новаторство здесь неуместно, ибо может внести разнобой при толковании и применении норм права. Следовательно, терминология должна быть устойчивой. При составлении специальных нормативных актов в области образования, санитарии, медицины, ветеринарии, техники безопасности и т. д.) могут использоваться специальные термины. Эти термины должны употребляться в общепризнанном значении для соответствующей отрасли знаний и сферы деятельности;

— следует избегать употребления иностранных слов, неологизмов, архаизмов, метафорических выражений, афоризмов и т.п. нечетких, двусмысленных, многозначных выражений. Достоинством языка права являются четкость, краткость, определенность, стереотипность, единообразие, его сухость, доступность для понимания.

Традиционно в научной литературе выделяется три разновидности юридических терминов:

- общеупотребительные (характеризуются тем, что употребляются в обыденном смысле и понятны всем, например закон, человек);

- специально-технические (отражают область специальных знаний - медицины, экономики, сельского хозяйства и др., например правила техники безопасности);

- специально-юридические (обладают особым правовым содержанием).

С.С. Алексеев считает, что к законодательной (юридической) технике принадлежат лишь специально-юридические термины[7].

В.Ю. Картухин, возражая против такой позиции, указывает, что общеупотребительные и специально-технические термины несут в себе определенную смысловую нагрузку и включаются в тексты законов. Следовательно, они наряду со специально-юридическими терминами используются при создании законов и являются средством законодательной техники. Поэтому выводить их за пределы законодательной техники представляется неправильным[8].

Использование юридических терминов в законодательных актах должно отвечать определенным требованиям.

1. Ясность, т.е. правовые нормы должны быть понятны всем, к кому они адресованы. Содержание юридического термина должно быть понятно правоприменителю, термин не должен вызывать неоправданных усилий как для уяснения, так и для разъяснения его содержания. Каждый применяемый в праве термин в идеале должен иметь свое, и только свое, оригинальное и притом единственное значение. Как правило, неясный термин появляется в законодательстве в результате механического переноса этого термина в его общелингвистическом значении в нормативный акт (т.н. модель лексико-семантического образования термина) и игнорирования законодателем разницы между общеязыковым и специально-правовым значениями данного термина. Вследствие этого обычно возникают логические нарушения в тексте нормативного акта.

Очевидно, что в целях обеспечения ясности термина разработчики текста законодательного акта должны следовать правилу, согласно которому любой термин, употребляющийся в тексте акта, презюмируется в своем общелингвистическом значении, если самими же разработчиками не определено иное и не дана иная дефиниция конкретного термина.

2. Однозначность, т.е. один и тот же термин должен употребляться в том или ином нормативном правовом акте только в одном значении. В тексте закона следует использовать простые слова, термины и фразы, широко употребляемые в обычном обиходе и легко воспринимаемые людьми.

3.Устойчивость, т.е. термин должен сохранять свой особый смысл в каждом новом нормативном правовом акте.



[1] Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С.Алексеева. - М. : Юрид. лит. - 1987. - С.348

[2] Рольф Книпер, Владимир Назарян Очерки к проблеме законодательной техники.- Эшборн, 1999 // http://www.ex-jure.ru/law/news.php?newsid=1129.

[3] Рольф Книпер, Владимир Назарян Очерки к проблеме законодательной техники.- Эшборн, 1999 // http://www.ex-jure.ru/law/news.php?newsid=1129.

[4] Хабибулина Н. И. Политико-правовые проблемы семиотического анализа языка закона. Дисс. канд. юрид. наук. СПб. - 2001- http://dissertation1.narod.ru/avtoreferats2/av106.htm.

[5] Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативно-правовых актов. М.: Юридическая литература, 1968. - С. 153.

[6] Картухин В.Ю.Отдельные аспекты использования юридической терминологии как средства законодательной техники в правотворчестве субъектов РФ //Государственная власть и местное самоуправление, 2005, N 8 - http://www.lawmix.ru/comm/9120/.

[7] Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М.: Юридическая литература, 1982. - С. 272

[8] Картухин В.Ю. Отдельные аспекты использования юридической терминологии как средства законодательной техники в правотворчестве субъектов РФ //Государственная власть и местное самоуправление, 2005, N 8 - http://www.lawmix.ru/comm/9120/.

fareas�fnu�Ϣ �ڧ mso-bidi-language:AR-SA'>[6] Картухин В.Ю.Отдельные аспекты использования юридической терминологии как средства законодательной техники в правотворчестве субъектов РФ //Государственная власть и местное самоуправление, 2005, N 8 - http://www.lawmix.ru/comm/9120/.

[7] Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М.: Юридическая литература, 1982. - С. 272

[8] Картухин В.Ю. Отдельные аспекты использования юридической терминологии как средства законодательной техники в правотворчестве субъектов РФ //Государственная власть и местное самоуправление, 2005, N 8 - http://www.lawmix.ru/comm/9120/.

иd����Ϣ �ڧ ности, абстрактности изложения можно выделить абстрактный и казуистический способы изложения. Обобщенный способ изложения сводится к обобщению многих действий к одному более общему или абстрактному понятию без детального описания, без детального перечисления обстоятельств. При казуистическом способе изложения обстоятельства детально (казуистически) перечисляются. Например, детально перечислены в УК РФ обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность. Каждый из способов имеет свои достоинства и недостатки. С помощью первого способа достигается краткость, с помощью второго — точность, конкретность изложения.

В-третьих, по степени полноты изложения нормы выделяются прямой, ссылочный, бланкетный способы. При прямом способе все элементы, все содержание нормы изложены в одной статье. При ссылочном способе вместо первой (гипотезы) или второй части (диспозиции, санкции) сформулирована отсылка к другой статье данного или другого, конкретно указанного нормативного акта. Бланкетный способ (от франц. "бланк" — белый, чистый) состоит в том, что дается отсылка к определенному роду, виду каких-либо правил. Например, "нарушение правил пожарной безопасности" (ст. 219 УК РФ). Сами правила в этом случае многочислены, могут изменяться, а бланкетная норма оставаться неизменной. С помощью двух последних способов достигается краткость, законодательная экономия[11]


СКАЧАТЬ СТАТЬЮ ПОЛНОСТЬЮ



[1] Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С.Алексеева. - М. : Юрид. лит. - 1987. - С.348

[2] Рольф Книпер, Владимир Назарян Очерки к проблеме законодательной техники.- Эшборн, 1999 // http://www.ex-jure.ru/law/news.php?newsid=1129.

[3] Рольф Книпер, Владимир Назарян Очерки к проблеме законодательной техники.- Эшборн, 1999 // http://www.ex-jure.ru/law/news.php?newsid=1129.

[4] Хабибулина Н. И. Политико-правовые проблемы семиотического анализа языка закона. Дисс. канд. юрид. наук. СПб. - 2001- http://dissertation1.narod.ru/avtoreferats2/av106.htm.

[5] Пиголкин А.С. Подготовка проектов нормативно-правовых актов. М.: Юридическая литература, 1968. - С. 153.

[6] Картухин В.Ю.Отдельные аспекты использования юридической терминологии как средства законодательной техники в правотворчестве субъектов РФ //Государственная власть и местное самоуправление, 2005, N 8 - http://www.lawmix.ru/comm/9120/.

[7] Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М.: Юридическая литература, 1982. - С. 272

[8] Картухин В.Ю. Отдельные аспекты использования юридической терминологии как средства законодательной техники в правотворчестве субъектов РФ //Государственная власть и местное самоуправление, 2005, N 8 - http://www.lawmix.ru/comm/9120/.

[9] Картухин В.Ю. Отдельные аспекты использования юридической терминологии как средства законодательной техники в правотворчестве субъектов РФ //Государственная власть и местное самоуправление, 2005, N 8 - http://www.lawmix.ru/comm/9120/.

[10] Язык закона / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1990. - С. 107 – 112.

[11] Хабибулина Н. И. Политико-правовые проблемы семиотического анализа языка закона. Дисс. канд. юрид. наук. СПб. - 2001- http://dissertation1.narod.ru/avtoreferats2/av106.htm.

Категория: Статьи | Добавил: Brinevk (02 Декабрь 2011)
Просмотров: 3007 | Рейтинг: 0.0/0