Пятница, 15 Декабрь 2017, 23:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 126

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Статьи » Статьи

Экспертиза по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации Т. ГУБАЕВА, М. МУРАТОВ, Б. ПАНТЕЛЕЕВ
РОССИЙСКАЯ ЮСТИЦИЯ № 4/2002

Экспертиза по делам о защите чести,
достоинства и деловой репутации



© 2002 г. Т. ГУБАЕВА,
доктор юридических наук,
кандидат филологических наук
© 2002 г. М. МУРАТОВ,
журналист
© 2002 г. Б. ПАНТЕЛЕЕВ,
юрист (г. Казань)



В последние годы российская судебная статистика неизменно фиксирует рост поступления в суды исков о защите чести, достоинства и деловой репутации. Такие иски обычно предъявляют юридические лица и граждане, которые считают, что в средствах массовой информации или каким-либо иным способом о них распространены порочащие, недостоверные сведения, ущемляющие их права и законные интересы.

Рассматривая дела данной категории, суды общей юрисдикции вправе и обязаны обеспечивать должное равновесие при использовании конституционного права на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и права на свободу слова — с другой. Соответственно в каждом конкретном случае возникает необходимость тщательно исследовать текст и определить, соответствуют ли действительности содержащиеся в нем сведения, наносят ли они вред чести, достоинству и деловой репутации; допустимо ля распространение таких сведений в свободной дискуссии и возможно ли их опровержение по суду.

При этом оценка текста, ставшего предметом спорных отношений, обычно дается по собственному лексическому опыту судей и лишь изредка к участию в деле привлекаются эксперты. Более того, во многих случаях ходатайства сторон о назначении экспертизы отклоняются судом на том основании, что для правильного разрешения дела вполне достаточно, мол, познаний любого грамотного человека, способного прочитать текст и уяснить его содержание.

В любом случае такая практика представляется ошибочной. Хотя "даром речи" от природы обладают все люди, отнюдь не каждый носитель языка, а только компетентный эксперт с помощью известных филологической науке критериев определит, каким образом содержание высказывания соотносится с действительностью, какие слова и выражения содержат экспрессивный компонент, принадлежат к нормативному или ненормативному лексикону.

Чтобы экспертиза по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации стала эффективным правовым инструментом, нужен достаточный теоретический материал, обеспечивающий достоверность заключений и единообразие применения методик и расчетных формул. В настоящее время этот класс экспертиз находится в стадии формирования, и необходимо обратить внимание на некоторые важные положения.

В соответствии с ч. 1 ст. 74 ГПК РСФСР суд назначает эксперта для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных познаний в области науки, искусства, техники или ремесла. По делам о защите чести, достоинства и деловой репутации в ходе экспертного исследования словесных конструкций, составляющих грамматическое и смы-

словое целое, устанавливаются объективные свойства текста-носителя информации и определяются филологические критерии допустимости языковой формы.

Таким образом, данная экспертиза решает диагностические задачи, а наиболее точное ее наименование — "текстологическая экспертиза" (текстология — самостоятельная филологическая дисциплина, изучающая произведения письменности, литературы и фольклора в целях критической проверки, установления оригинальности текстов для дальнейшего их исследования и публикации). На текстологическую экспертизу целесообразно направлять письменно-графические материалы, закрепленные на бумажном носителе.

При рассмотрении судом дел о защите чести и достоинства подлежит установлению и оценке не только достоверность, но и характер распространенных сведений. В этой связи Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 18 августа 1992 г. (с последующими изменениями) разъяснил, что порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Что же касается оскорбления, то судебная практика трактует это понятие согласно ч. 1 ст. 130 УК РФ, — унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Следовательно, текстологическая экспертиза в обязательном порядке должна ответить на три главных вопроса:

1. Содержатся ли в тексте сведения о фактах и событиях?

2. Допускают ли языковые формы высказываний в тексте оценку с точки зрения их достоверности, соответствия действительности?

3. Имеются ли в тексте бранные слова и выражения, словесные конструкции с оскорбительным переносным значением или оскорбительной эмоциональной окраской?

Объективным лингвистическим критерием, позволяющим дать категорическое экспертное заключение по первому вопросу, является наличие в предложении предикативной связи между главными членами. В двусоставных предложениях центральным элементом предикативной связи является сказуемое с грамматическими категориями времени и наклонения, которые соотносят содержание высказывания с действительностью. Категория времени показывает, с каким моментом — настоящим, прошлым или будущим — связано действие (событие). Категория наклонения означает либо реальность данного действия, либо то, что его желательно, требуется или необходимо осуществить.

Предикативная связь отсутствует в односоставных предложениях, где вместо подлежащего и сказуемого есть только один главный член (Хочется быть первооткрывателем и оттеснить других). Не свойственна предикативность и вопросительным высказываниям, которые характеризуются целевой установкой на получение информации, но не сообщают о событиях и фактах (Может ли он что-нибудь писать без фальши? Не шарлатанство ли это?). Поскольку отсутствие предикативной связи не позволяет соотнести содержание высказывания с внеязыковой реальностью, постольку и высказывания, в которых нет предикативной связи, по своей языковой форме не допускают оценку в плане их соответствия или несоответствия действительности.

При ответе на второй вопрос, поставленный на разрешение текстологической экспертизы, используется формальный лингвистический критерий — принадлежность отдельных фрагментов текста к классу описательных либо оценочных высказываний. Описательные высказывания содержат сведения о фактах и событиях: констатируют положение дел или утверждают необходимую связь явлений. В большинстве случаев они имеют грамматическую форму повествовательного предложения и подлежат верификации, т.е. могут быть проверены с целью установить их истинность или ложность (соответствие или несоответствие действительности). Пример описательного высказывания — Явные элементы плагиата обнаружены в книге диссертанта.

К оценочным высказываниям, устанавливающим абсолютную или сравнительную ценность какого-либо объекта, относятся собственно оценки, аналитические высказывания (отражающие, в частности, отношения основания-вывода), утверждения о целях, а также стандарты, нормы, конвенции, идеалы. Оценка объекта, хотя и основана на определенном знании о нем, описанием не является и, соответственно,, не может быть истинной или ложной. Отсюда следует, что оценочное высказывание нельзя опровергнуть как не соответствующее действительности — его можно только оспорить, предлагая другую шкалу оценок, какой-то новый эталон, иные аксиологические критерии. Показателями оценочных высказываний могут быть слова: по-видимому, впрочем, очевидно, таким образом, как видно и др. Пример оценочных высказываний — Просто удивительно, как он решился на очередной большой обман при сведущих людях.

Оценочные высказывания не могут рассматриваться с точки зрения их достоверности, соответствия действительности, так как являются выражением личного мнения и взглядов. Они недопустимы лишь в том случае, если используются бранные слова, конструкции с оскорбительным переносным значением или оскорби-

тельной эмоциональной окраской. Как правило, в словарях подобные лексические единицы помечены маркерами "грубое", "бранное". К основным тематическим группам бранной лексики относятся названия животных; наименования нечистот; обращения к нечистой силе; обвинения в незаконнорожденности; наименования интимных отношений и названия гениталий. Неприличная форма этих слов однозначно расценивается как посягательство на чьи-либо честь и достоинство.

Таким образом, при рассмотрении судом дел о защите чести и достоинства подлежат оценке только те высказывания, которые удовлетворяют следующим лингвистическим критериям: имеют грамматическую форму повествовательного предложения с предикативной связью между главными членами; являются описательными высказываниями; содержат или не содержат бранные слова и выражения, словесные конструкции с оскорбительным переносным значением или оскорбительной эмоциональной окраской.

Экспертные познания в области филологии необходимы, чтобы на основе этих критериев дать всесторонний и глубокий анализ текста, ставшего предметом спорных отношений. При этом компетенция эксперта не распространяется на юридические вопросы и только суд вправе решить, порочат ли честь, достоинство и деловую репутацию изложенные в тексте сведения.

Согласно ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2001 г. "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации", в заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены: время и место производства судебной экспертизы; основания производства судебной экспертизы; сведения об органе или о лице, назначивших судебную экспертизу; сведения о государственном судебно-экс-пертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы; предупреждение эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов; объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы; сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы; содержание и результаты исследований с указанием примененных методов; оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.
Категория: Статьи | Добавил: Brinevk (12 Май 2010)
Просмотров: 3297 | Рейтинг: 3.0/2