Суббота, 16 Декабрь 2017, 09:30
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 126

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Статьи » Статьи

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОСПРИЯТИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОТЕНЦИАЛЬНО ЭКСТРЕМИСТСКОГО РЕЧЕВОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ М.С. Власов

М.С. Власов, кандидат филологических наук, доцент ФГБОУ ВПО «АГАО», г. Бийск.

 

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОСПРИЯТИЯ И ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОТЕНЦИАЛЬНО ЭКСТРЕМИСТСКОГО РЕЧЕВОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ

 

Автор статьи осуществляет попытку выявить особенности восприятия и интерпретации потенциально экстремистского письменного текста в условиях психолингвистического эксперимента на примере газетной статьи, содержащей скрытую пропаганду.

 

Ключевые слова: вербальный экстремизм, скрытая пропаганда, психолингвистический эксперимент.

 

Vlasov M.S.

EXPERIMENTAL STUDY OF A POTENTIALLYEXTREMIST SPEECH PRODUCT IN PERCEPTION AND INTERPRETATION

The authortries toidentify thecharacteristicsof perception and interpretationof a potentiallyextremistwritten textin apsycholinguistic experimenton the example ofa newspaperarticle, containing hiddenpropaganda.

 Key words: verbal extremism,hiddenpropaganda,psycholinguisticexperiment.


Лингвистика в настоящее время стала важным помощником в изучении и расследовании вербальных проявлений экстремизма в СМИ и публичных выступлениях. В качестве исследуемого жанра нами была выбрана пропаганда – одно из наиболее распространенных и, зачастую, завуалированных вербальных проявлений экстремизма. Практика показывает, что лингвистическое исследование должно проводиться в отношении отдельных высказываний, выражающих ненависть, враждебность по признакам принадлежности объекта описания к какой–либо социальной группе [1, с 139]. По мнению отдельных ученых, важно устанавливать наряду с особенностями отдельных высказываний о социальной группе (или её представителях) её общую характеристику, содержащуюся в тексте. С этой целью лингвистическое экспертное исследование может быть дополнено психолингвистическим экспериментом [2, с 25]. В соответствии с подобной методикой анализа отношение к объекту может быть измерено по трём шкалам: 1) моральность – аморальность (группа (или её представитель) описывается позитивно, с использованием социально одобряемых характеристик или группа (или её представитель) становится объектом негативной оценки из–за нарушения ею социальных (или каких-то иных) норм); 2) динамизм – пассивность (группа (или её представитель) при описании наделяется чертами активности, динамизма или, наоборот, предстаёт пассивной и слабой); 3) компетентность – некомпетентность (деятельность группы описывается как успешная или неудачная, а представители группы выступают компетентными либо некомпетентными) [3, с. 45].

Опираясь на описанную выше методику, мы провели эксперимент на восприятие и интерпретацию потенциально экстремистского фрагмента текста, содержащего, на наш взгляд, скрытую пропаганду. Фрагмент был взят из статьи «N», опубликованной в местной газете «Y» (прим.: отдельные имена собственные изменены намеренно).

«Беззаботные рождественские каникулы закончились, а следом за январем наступил февраль. И вот тут-то бийчане схватились за голову: в полученных квитанциях на оплату коммунальных услуг они увидели заоблачные цифры. В письме  в реакцию бийчанка А. П. [изм. наше] написала: «Давно настала пора власти отчитаться перед народом по поводу тарифов. Только она почему-то не торопится и помалкивает. А ведь тарифы в нашем городе завышены до предела. Сегодня самый дорогой город не зажиревшая Москва, а нищий провинциальный Бийск. Откуда в нашем городе такие тарифы? Кто из чего их сложил и рассчитал? Или же в горадминистрации нет ни одного грамотного экономиста, который бы разобрался во всем этом и рассчитал все как положено? Помню, мы уже оплачивали строительство многочисленных коттеджей для Бийской ТЭЦ-1, а перерасчета потребители услуг так и не дождались». Ответить нашей читательнице можно лишь одно: никто отчитываться перед населением по поводу тарифов не собирался и, похоже, не собирается. Прошлогодний отчет в «Y» [изм. наше] комиссии администрации и Думы города – не в счет, он лишний раз подтвердил, что власть имущие предпринимают все, чтобы спрятать концы в воду. Без ответа по существу остались и выводы общественной комиссии. А когда народ собрал подписи с требованием к власти выйти и отчитаться перед горожанами, представители администрации заявили через прессу: вы, мол, собрали мало подписей, а надо не менее десяти тысяч. Вот вам и Конституция РФ и право каждого гражданина на получение информации. Правда,  на частых митингах протеста высокопоставленные чиновники всякий раз пытаются убедить народ  в своей непричастности к утверждению тарифов, переводя стрелки на Москву. Действительно, тарифы на услуги коммунальных монополистов утверждаются не в Бийске, но местная администрация причастна к нормативам потребления услуг горожанами. А они, как заявили на встрече в Думе города представители инициативной группы,  в нашем городе завышены почти в 1,6 раза. Это касается отопления. И завышен норматив потребления тепла на один квадратный метр площади по требованию городской администрации несколько лет назад проектным институтом «X» [изм. наше]. Не будь этого, сегодня мы бы платили за эту услугу не по 22,6 рубля за каждый метр своей жилой площади, а в два-три раза меньше. Представители инициативной группы вели дебаты по необоснованности и несостоятельности бийских коммунальных тарифов с председателем думского комитета по ЖКХ С.П. и ее заместителем M.С. [изм. наше].  Встреча продолжалась почти три часа и особого успеха не принесла, и, отчасти потому, что чиновники администрации, считающие тарифы, снова не явились. Общественники оперировали цифрами, постановлениями правительства и приказами Росстроя, депутаты не приняли их на веру и попросили представить им копии соответствующих  расчетов. Договорились, что в ближайшие дни они будут поданы, и депутаты передадут их на независимую экспертизу. Лидер инициативной группы Александр Н. [изм. наше] даже сделал заявление для «Y» [изм. наше], в котором сообщил об административном преследовании заместителем главы города В.О. своей подчиненной, оказавшей содействие представителям общественности (объявил ей выговор). Нелишне напомнить и то, что инициативная группа направила собранные ею документы по поводу превышения полномочий администрацией города и необоснованности бийских тарифов в прокуратуру города для проверки и прокурорского реагирования. О результатах мы сообщим нашим читателям обязательно. Потому что бийчане, оплачивающие самые высокие тарифы, вправе знать, из чего и как они сформированы и насколько обоснованы. Как и существующие нормативы потребления коммунальных услуг, тайна установления которых будоражит общество» (газета «Y»).

Интроспективный анализ статьи позволил установить все стадии убеждения по концепции В.П. Шейнова. Первая фаза – информирование и привлечение внимания. В начале статьи автор привлекает внимание читателя ярким эпитетом «беззаботные» (рождественские каникулы), и усиленной констатацией факта «а следом за январем наступил февраль», употребление которого само по себе настораживает любого читателя (возникает ассоциация «февраль – начало забот»). Вторая фаза – возбуждение. Данная фаза представлена, по сути, почти всем текстом. Личный читательский интерес к данной статье может проявиться, у каждого жителя города Бийска (используется «возбуждающая» фраза «И вот тут-то бийчане схватились за голову…»). Последующая часть текста насыщена яркими изобразительно-выразительными средствами, формирующими в сознании читателя негативный образ городской администрации: от эпитетов «заоблачные цифры», «нищий провинциальный» Бийск,строительство «многочисленных» коттеджей, до фразеологизмов «власть имущие», «спрятать концы в воду», «переводя стрелки». Здесь же излагаются аргументы автора, подкрепленные конкретными цифрами («они… (тарифы) завышены почти в 1,6 раза», «… мы бы платили…не по 22,6 рубля за каждый метр…») и ссылками на источники информации о тарифах («общественники оперировали цифрами, постановлениями правительства и приказами Росстроя…»). Однако стоит отметить, что в тексте не приведено ни одного официального названия и реквизита документа, а вместо этого автор «нагнетает» однородные факты для реализации собственной коммуникативной стратегии. Третья фаза (фаза побуждения) заключена в следующем фрагменте:  «Потому что бийчане, оплачивающие самые высокие тарифы, вправе знать, из чего и как они сформированы и насколько обоснованы. Как и существующие нормативы потребления коммунальных услуг, тайна установления которых будоражит общество». По нашему мнению, здесь автор, предварительно создав негативный образ администрации города, скрыто призывает бийчан к поддержке взглядов инициативной группы, направившей «собранные ею документы по поводу превышения полномочий администрацией города и необоснованности бийских тарифов» в прокуратуру. По нашему мнению, в статье допущено нарушение нормы Федерального закона №114, признающей возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды экстремистским деянием (в том числе в форме пропаганды) [4].

Для проверки такого вывода мы провели психолингвистический эксперимент, в котором приняли участие 60 студентов и преподавателей филологического факультета АГАО им. В. М. Шукшина. Поскольку статья содержала достаточно насыщенный материал,  для восприятия и интерпретации испытуемым был предложен только фрагмент текста, наиболее ярко раскрывающий центральную авторскую идею. «…Правда, на частых митингах протеста высокопоставленные местные чиновники всякий раз пытаются убедить народ в своей непричастности к утверждению тарифов, переводя стрелки на Москву. Действительно, тарифы на услуги коммунальных монополистов утверждаются не в Бийске, но местная администрация причастна к нормативам потребления услуг горожанами…»

После того, как участники эксперимента прочитали фрагмент за отведенное время (5 мин.), им было предложено выполнить 2 задания: 1) подчеркнуть слова и выражения, содержащие оценку деятельности какой-либо группы; 2) выписать подчеркнутые слова и выражения в колонки предложенных трех таблиц, в каждой из которых заложены параметры оценки по шкалам: 1) негативная–нейтральная–позитивная деятельность; 2) пассивная–нейтральная–активная деятельность; 3) успешная–нейтральная–неудачная деятельность. Результаты эксперимента приведены ниже.


Рис 1. Оценка фрагмента текста  по трем шкалам

Остановимся на анализе наиболее «замечаемых» слов и выражений. С точки зрения носителей языка фраза «чиновники пытаются убедить народ в своей непричастности» оценивает деятельность некоторой группы как негативную (25%), активную (25%) и неудачную (25%). Словосочетание «администрация причастна» воспринимается негативно (30%), при этом деятельность этой социальной группы оценивается как успешная (20%) и  активная (15%). Фраза «переводя стрелки на Москву», по мнению испытуемых, описывает негативную (13%), активную (13%), успешную деятельность (9%). Слова «митинг» и «администрация», словосочетание «коммунальные монополисты» выделялись испытуемыми значительно реже, что не позволяет нам определить их коннотации.

По результатам проведённого эксперимента позволим предположить, что рядовой читатель статьи «N» оценивает деятельность администрации города как негативную, активную и, возможно, успешную. То есть, психолингвистический эксперимент показал, что автор фрагмента использовал слова и выражения с негативной оценкой конкретной социальной группы (администрации г. Бийска). Использование констатирующих сочетаний «частые митинги протеста», «всякий раз», «администрация причастна», а также экспрессивныхоценочных суждений «высокопоставленные местные чиновники», «пытаются убедить… в непричастности», «коммунальные монополисты», «переводя стрелки», на наш взгляд, позволяют судить читателю о постоянной, противозаконной деятельности описываемой группы. Позволим предположить, что в тексте статьи «N» имплицитно содержится пропаганда неполноценности социальной группы – администрации города Бийска, а также выражения, в экспрессивной форме передающие информацию, возбуждающую неприязнь или даже ненависть к данной группе. По всей видимости, пропагандистский текст характеризуется формальной (наличием фаз убеждения) и содержательной стороной (в правовом контексте – наличием информации, раскрывающей неполноценность той или иной группы и возбуждающей ненависть к данной группе). Полученные результаты (при условии их последующей апробации на разнообразном материале) могут послужить основой для разработки методики выявления и квалификации потенциально экстремистских речевых произведений (как устных, так и письменных), близких к пропаганде.

 

Библиографический список

1.           Осадчий М. А. Правовой самоконтроль оратора. – М., 2007. – 316 с.

2.           Психолингвистическая экспертиза ксенофобии в средствах массовой информации. - М., 2003.

3.           Южанинова А. Л. Вопросы методики судебной психологической экспертизы вербального экстремизма // Судебная экспертиза: научно-практический журнал. – 2008. - № 3. - С.43-50.

4.           Федеральный закон РФ № 114-ФЗ от 25.07.2002 «О противодействии экстремистской деятельности». – Режим доступа http://www.rg.ru.

 

Bibliography list:

1.             Osadchiy M. Pravovoi samokontrol oratora. – M., 2007. – 316 s.

2.            Psikholingvisticheskaya ekspertiza ksenofobii v sredtsvakh massovoi informatsii. – M., 2003.

3.            Yuzhaninova A. Voprosy metodiki sudebnoi psikhologicheskoi ekspertizy verbalnogo ekstremizma // Sudebnaya ekspertiza: nauchno-prakticheskiy zhurnal. – 2008. - №3. – S. 43-50.

4.            Federalny zakon RF №114-FZ ot 25.07.2002 "O protivodeistvii ekstremistskoi deyatelnosti”. – Rezhim dostupa http://www.rg.ru/

Категория: Статьи | Добавил: Brinev (31 Июль 2013)
Просмотров: 1643 | Рейтинг: 5.0/2