Понедельник, 17 Июня 2019, 03:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 134
Категории раздела
Наши статьи [49]
Статьи сотрудников СИБАЛЭКС

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Наши статьи » Наши статьи

«Негативная оценочность» как фактор конфликтности публицистического текста Т.В. Чернышова

Чернышова Т.В., г. Барнаул (Россия)

«Негативная оценочность» как фактор

конфликтности публицистического текста

 

Аннотация. В статье на материале текстов массовой информации, ставших предметом судебного разбирательства, дано описание социальной оценочности газетных текстов, реализующих негативную авторскую стратегию, направленную на провокацию речевого конфликта в публичной сфере.

In article on material text to mass information, became by subject judicial hearing, is given description social estimation newspaper text, realizing negative author's strategy, directed on provocation of the speech conflict in public sphere.

Ключевые слова: сфера массовой информации, публицистический текст, социальная оценочность, «позитивная» и «негативная» оценочность, конфликтный текст.

         Интерес к функционированию оценочных высказываний в публицистических текстах и сложность их квалификации обусловлены тем, что в данной сфере использование оценочности тесно связано с функцией воздействующе-информационной, с акцентом на аспекте воздействия. В частности, например, специфика газетной речи заключается прежде всего именно в особой и намеренной ее выразительности, экспрессивности высказываний, а также в открытой оценочности речи публициста. Именно способность оценочных суждений выступать в качестве мощного фактора речевого воздействия, направленного на формирование общественного мнения в отношении какого-либо факта, события или субъекта, и обусловливает их частое функционирование в качестве объекта судебно-лингвистической экспертизы. Предметом рассмотрения в данной статье является конфликтный потенциал публицистических текстов, рассмотренный сквозь призму «негативной» оценочности.

         Оценочность характеризуется исследователями как соотнесенность слова с оценкой, как особая языковая категория, выражающая в речи эмоциональное отношение, вызванное сложившимся мнением о предмете высказывания, и связанная не только с психикой, но и с мыслительной деятельностью человека [Кожин и др.: 72]. «Она не погружена полностью в поток происходящего. Ее роль состоит в том, чтобы соотнести предметы и события с идеализированной, то есть нормативной картиной мира. Ее пафос состоит в отделении нормы от аномалий» [Арутюнова: 8].

         Являясь «собственно человеческой» категорией, оценка позволяет говорящему выразить отношение к любому жизненному факту, событию, лицу и характеризует самого говорящего, что делает оценку «важнейшим средством выражения доминанты» [Дегтева, Ягубова: 192] речевого воздействия в сфере массовой коммуникации в целом. Соотнесенность оценки с конкретной коммуникативно-речевой ситуацией порождает особый тип высказывания – оценочное высказывание, построенное на базе оценочного суждения.

Специалисты отмечают, что тексты СМИ обладают особой, социальной, оценочностью (т.е. рассмотрением частных и общественных проблем с социальных позиций), которая характеризуется как «важнейший конструктивный принцип языка публицистики, вытекающий из особенностей публицистического подхода к миру» [Клушина: 100-101], как существенная и глубинная ее особенность, обусловленная структурой категории автора в качестве «главного стилеобразующего фактора публицистического текста» [Солганик: 17]. Давая характеристику категории автора, Г.Я. Солганик выделяет в его структуре категории «Безоценочное – Оценочное». «Оценочное», в свою очередь, реализуется через антиномию «Апологетическое – Критическое», причем первое характеризует такие типы авторства как «Пропагандист» и «Агитатор», а второе – как «Полемист» [там же: 20].

            По мнению некоторых исследователей, модель социальной оценки в массовой информации можно выразить в виде формулы «максимализация стратегии положительной самопрезентации так называемой группы "мы" и максимализация стратегии отрицательной репрезентации группы "они"» [Трошкина: 102-103]. Однако подобная стратегия более всего характерна для оппозиционных изданий. Современные СМИ используют более сложные схемы воздействия, уходя от открытой пропаганды, умело скрывая стратегии воздействия, что позволяет исследователям говорить об имплицитной и эксплицитной видах оценки в публицистике [Клушина: 104-114], об использовании с целью выражения оценочности различных способов и приемов.

         Глубокий анализ категории оценки в СМИ представлен в исследовании Е.С. Кара-Мурзы [http: //www.rusexpert.ru/magazine/027.htm]. Говоря о законе «психического заражения», обусловливающем такие типы массового информационно-психологического воздействия, как пропаганда, агитация, реклама, автор отмечает, что «феномен ОЦЕНКА существует в виде шкалы с полюсами «хорошо» и «плохо» и нейтральной серединой». В то же время ей присущи содержательные разновидности, к которым, помимо сенсорной, рациональной, эмоциональной, утилитарной и др. относится и социальная оценки. По мнению автора, социальная оценочность определяет содержание, стиль политической коммуникации, журналистских и публицистических произведений. Важной составляющей объективной и субъективной оценки действительности является категория истинности, в соответствии с которой информация в тексте может подаваться правдиво или лживо, автор может говорить правду о фактах или клеветать на кого-либо [Кара-Мурза], выдавать за действительное то, что таковым не является, манипулируя имеющимися в его распоряжении фактами и давая им экспрессивный, часто далекий от истинности комментарий.

  Имеющийся у нас опыт проведения лингвистических экспертиз текстов массовой информации приводит к мысли о том, что категория социальной оценочности может быть рассмотрена не только на аксиологической шкале «хорошо» - «плохо», но и на шкале «позитивное» - «негативное (по аналогии с категориями позитивной и негативной вежливости). Под «позитивной оценочностью» предлагаем понимать такой тип развертывания публицистического текста, в котором автор выступает в обеих ипостасях: и как «пропагандист», «агитатор» (апологетическая оценочность по Г.Я. Солганику), и как «полемист» (критическая оценочность). В любом случае «позитивная оценочность» конструктивна по своей природе, она ориентирована на установление диалога с читателем, а содержащий ее текст направлен на рассмотрение и решение актуальных для всех членов социума проблем, причем сам автор обязательно представляет свою социальную позицию как неотъемлемую принадлежность категории автора публицистического текста [Солганик: 18]. «Негативная оценочность» публицистических текстов актуализируется тогда, когда автор сознательно уходит от позиции социальной оценки и заменяет ее узко профессиональными, корпоративными, групповыми интересами, носящими подчас заказной характер, выдаваемыми в тексте за интересы общества в целом. Стратегия «негативной оценочности» деструктивна по своей сути, она не предполагает диалога, чаще всего позиция автора – это монолог, нередко обладающий признаками агрессии.

Представляется, что в подобных текстах реализуется иной тип авторства, который можно назвать конфликтным, поскольку подобный текст представляют собой реализацию одного из типов конфликтных сценариев, выделяемых по роли их участников: «один из них (в частности автор публицистического текста) характеризуется психолого-речевой активностью инвектора (обидчика, оскорбителя), другие – субъекты речи – активностью инвектума (обиженного оскорбленного)[1]. На основе комплексного анализа оценочности текста можно выделить следующие типы авторов потенциально конфликтного публицистического текста, реализующего стратегию «негативной оценочности»: «Хулиган», «Провокатор», «Лжец»[2] и подобные

  Остановимся на одном примере – анализе оценочных высказываний в статье «Самое главное – вовремя смыться?», опубликованной в номере 10 газеты «Московский комсомолец на Алтае» в 2008г., автор которой реализует стратегию конфликтного сценария и выступает в функции инвектора по отношению к субъекту речи.

Наблюдение за моделированием современных текстов массовой коммуникации, попавших в сферу судебного разбирательства, позволило установить, что для создания оценочности в этой сфере редко используется какое-то одно средство воздействия[3]. Само воздействие в этой сфере носит комплексный характер, учитывающий различные параметры коммуникативного речевого акта, отраженного в тексте и представляющего собой как процесс, так и результат коммуникативно-речевого взаимодействия автора и коллективного адресата, коммуникативнообразующими признаками которого в СМИ являются официальность, публичность, ориентированность на своего адресата (целевую аудиторию), особый языковой код, актуализирующий правила и нормы речевого поведения в данной сфере с учетом фатики и приемов фасцинации (настройки на «своего» адресата), характерных для публичного воздействия и т.д. Так, в текстах массовой коммуникации реализуется целый ряд приемов, используемых для передачи оценочной информации, среди которых: 1) вербальные: в том числе языковые, композиционные, риторические; 2) невербальные: в том числе рисунки, фотографии; различный шрифт и размер букв и т.п.; 3) паралингвистические: воздействие на адресата через устойчивые стереотипы сознания, идеологемы и мифологемы, например, через противопоставление понятий «свой-чужой»; 4) «технологические»: использование способов трансляции авторской оценки в других сферах (например, «черных» пиар-технологий).

Особенность анализируемого текста состоит в том, что для создания негативной оценочности, направленной на формирования отрицательного образа субъекта речи, используются вербальные и невербальные средства воздействия, а также средства «технологические», представленные здесь через обращение к такому способу распространения информации как слухи.

Построение логико-фактологических цепочек позволило вывить смысловую структуру анализируемого текста, состоящего из 3-х абзацев. Смысловой анализ на основе приема свертывания и приемов интерпретационного анализа позволил выявить следующие тезисы, развернутые в данном тексте: 1) По данным статистики, несмотря на проведенную Роспотребнадзором в крае антигриппозную и антивирусную вакцинацию, грипп все-таки пришел на Алтай, который по уровню заболеваемости ОРВИ в России относится к числу неблагополучных; 2) В разгар начинающейся эпидемии гриппа руководитель территориального управления Роспотребнадзора и главный врач края Игорь Салдан ушел в отпуск; 3) По слухам, он ушел в отпуск и взвалил всю ответственность на своего заместителя, чтобы избежать ответственности за допущенные просчеты.

Негативный стилистический эффект достигается за счет умелого сопряжения фактов и их эмоциональной интерпретации. Так, фактологическая информация первого абзаца (то, что вакцинация не дала ожидаемых результатов и грипп пришел на Алтай) оценивается автором текста как просчеты, допущенные И.П. Салданом (далее – И.П.С.)., ср.: Но Игорь Петрович предпочел взвалить всю ответственность на своего зама…, которому, видимо, и предстоит отдуваться за допущенные просчеты. Факт ухода И.П.С. в отпуск оценивается автором текста как бегство от ответственности за допущенные просчеты, поскольку, по мнению автора текста, январь и февраль – не самое благоприятное время для полноценного и здорового отдыха. На основании данного факта также делается вывод о том, что И.П.С. не просто ушел в отпуск, а что он смылся (см. заголовок: «Самое главное – вовремя смыться?»), решив «отсидеться в окопах», вместо того, чтобы находиться в первых рядах борцов с наступающей эпидемией. Наконец, на основе факта, содержащего информацию о том, что на время отпуска И.П.С. его заменяет другой человек, автор, ссылаясь на то, что уход И.П.С. в отпуск породил, мягко говоря, нездоровые слухи, делает вывод о том, что Игорь Петрович взвалил всю ответственность на своего зама …, которому, видимо, и предстоит отдуваться за допущенные просчеты, т.е. таким способом И.П.С. избежит ответственности опять же – за допущенные просчеты – и останется весь в белом, т.е. чистым, с незапятнанной репутацией.

Выражение оценки распознается в тексте по наличию определенных оценочных слов и конструкций, в том числе эмоционально-экспрессивных. Наиболее негативной предстает в тексте оценочная информация комментирующего типа, характеризующая поступки и личностные качества И.П.С. как руководителя. В частности факт ухода И.П.С. в отпуск характеризуется при помощи разговорно-просторечных единиц, таких как смыться: «просторечное. Уйти куда-нибудь, исчезнуть»[4]; «отсидеться в окопах», ср.: «Отсидеться – разговорное. Спастись, укрываясь где-нибудь, от кого-нибудь, пережидая что-нибудь»; взвалить всю ответственность, ср.: «Взвалить – переносное, разговорное. Обременить кого-нибудь чем-нибудь»; (если, конечно, г-н Салдан не «свалил за бугор») – грубо-просторечный жаргонный устойчивый оборот свалить за бугор имеет значение «уехать за границу». Кроме того, негативный характер носит фактологическая информация, представленная в первом абзаце (то, что вакцинация не дала ожидаемых результатов и грипп пришел на Алтай), поскольку оценивается автором текста как просчеты, допущенные И.П.С. ср.: «Просчет – ошибка в подсчете или расчете».

Негативный характер информации, представленный в тексте, не снимается, а скорее, усиливается расположением ее в колонке «Рейтинг слухов». Показательно, что в этой колонке, помимо статьи «Самое главное – вовремя смыться?», содержится еще пять текстов, однако только в анализируемой информации характер слухов оценивается как мягко говоря, нездоровый, ср.: Однако отдых Игоря Петровича породил, мягко говоря, нездоровые слухи. При этом словосочетание мягко говоря указывает на то, что говорящий намеренно избегает резких слов о ком-, чем-либо. (т.е. на самом деле все обстоит гораздо серьезнее), а прилагательное нездоровые в словосочетании нездоровые слухи употребляется в переносном значении «свидетельствующий о ненормальном, неблагоприятном состоянии кого-, чего-либо». Во всех остальных пяти текстах ссылка на имеющуюся в распоряжении редакции информацию приводится в нейтральной форме, форме обобщения или предположения, ср.: «Есть информация о том, что…», «по мнению специалистов», «велись разговоры о том…», «как известно…», «видимо…», «по нашим сведениям…».

Слухи определяются в специальной литературе как «непроверяемая информация, порождаемая с различными целями для потребления общественным сознанием» [Алешина: 179-180], призванная нести дискомфортную информацию. Слух не поддается проверке; любые опровержения способствуют жизненности слуха и его верификации в глазах общественности. Таким образом, слухи порождаются с различными целями для потребления общественным сознанием, в частности, для формирования определенного общественного мнения.

Таким образом, проведенный анализ показал, что в представленном тексте отсутствует «позитивная» социальная оценочность, направленная на выяснение истинных причин неудовлетворительной работы органов Управления Роспотребнадзора в целом и главного санитарного врача края в частности, в то время как «негативная» оценочность используется для создания фактологически не мотивированного отрицательного образа главного персонажа публикации. Характеристика его личностных качеств и особенностей поведения дается сквозь призму субъективно-оценочного авторского комментария, что в данном случае можно рассматривать как особую провокационную стратегию (с использованием особой лексики и специальных приемов), цель которой не столько сформировать общественное мнение, сколько вызвать ответную реакцию субъекта речи, т.е. втянуть его в публичный конфликт. Такого рода публикации представляют собой пример реализация «черных» пиар-технологий в СМИ, а тип авторства может быть определен как «провокационный».

 

Список цитированной литературы

Алешина И.Н. Терминологические основы Public Relations: Учебное пособие. Тверь, 2007. С.179-180.

Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт. – М., 1988.

Голев Н.Д. Тексты рассказов В.М. Шукшина как воплощение энергии конфликта: опыт типологии антропотекстов и языковых личностей // Сибирский филологический журнал. – № 3-4. – 2003.

Дегтева Е.В., Ягубова М.А. Оценочное слово в языке газеты // Вопросы стилистики. – Вып. 28. – Саратов,     1999.

Кара-Мурза Е.С. В помощь редакторам: эксперты-лингвисты о предвыборной информации и агитации // Интернет-ресурс /http: //www.rusexpert.ru/magazine/027.htm

Клушина Н.И.Стилистика публицистического текста. – Москва, 2008.

Кожин А.Н. и др. Функциональные типы русской речи. – М., 1982.

Солганик Г.Я. Общая характеристика языка современных СМИ в сопоставлении с языком СМИ предшествующего периода // Язык массовой и межличностной коммуникации. – М., 2007.

Категория: Наши статьи | Добавил: Brinevk (05 Июня 2010)
Просмотров: 4922 | Теги: социальная оценочность, сфера массовой информации, публицистический текст, «позитивная» и «негативная» оценочн, конфликтный текст | Рейтинг: 3.3/3