Вторник, 20 Ноября 2018, 06:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 132
Категории раздела

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Cтатьи

Главная » Статьи » Материалы конференций » Конференция 2010

Клевета, оскорбление, диффамация: критерии разграничения и пути преодоления Кошкарова Н.Н.

Кошкарова Наталья Николаевна

кандидат филол. наук, доцент

Южно-Уральский государственный университет  

 

Клевета, оскорбление, диффамация: критерии разграничения и пути преодоления 

 


 

Не вызывает сомнения тот факт, что конфликтность является одной из важнейших характеристик трансформирующегося общества, следствием либерализации деятельности социальных институтов и групп, одним из негативных последствий свободного выражения мнения и точки зрения по тому или иному вопросу. В.А. Сафронов (2006) отмечает, что обстоятельства современной социальной ситуации и их научная интерпретация свидетельствуют о том, что российское общество вступило в новую стадию развития, сопровождающуюся увеличением числа конфликтов как следствие агрессивности социальной среды. Окружающая реальность находит свое непосредственное отражение в языке, эксплицируется в речевом взаимодействии членов социума, в связи с чем протекающие в ней процессы попадают в круг анализируемых лингвистами явлений.

 Среди подобных проблем – лингвистическая и юридическая интерпретация таких явлений, как клевета, оскорбление и диффамация. Тенденция синкретизма наук различной парадигмы позволяет исследователю взять за точку отсчета анализа перечисленных выше деструктивных феноменов как социальное функционирование языка, так и правовое регулирование речевого поведения коммуникантов. Н.Д. Голев (2002) указывает на то, что речевые действия, входящие в юрисдикцию закона (к ним принадлежат клевета, оскорбление и диффамация – Н.К.), возможно приравнять к деянию такого типа, которое имеет следствием необходимость юридического вмешательства.

 В данной работе предпринята попытка рассмотрения таких речевых действий, как клевета, оскорбление и диффамация с опорой на лингвистические и юридические аспекты анализируемых явлений. При этом изучение различных проявлений заявленных деструктивных феноменов производится на массиве интервью в средствах массовой информации, которые являются действенным инструментом формирования коммуникативной среды современного человека. Тематика и стилистика газетных, журнальных, теле- и радиоматериалов часто негативным образом влияют на коммуникативное пространство и делают его враждебным. Руководствуясь этим положением, мы выбрали материалом для исследования тексты интервью российских политиков и общественных политических деятелей средствам массовой информации, которые служат ярким примером проявления всех специфических характеристик конфликтного дискурса, национальных особенностей ситуации и партнеров по общению, сферой эмоционального воздействия на слушателя и адресата. Дадим краткую характеристику каждого из обозначенных выше феноменов.

  Клевета – это распространение заведомо ложных сведений о каком-либо лице, сообщение заведомо неверной информации о конкретных фактах, касающихся потерпевшего. Статья 129 УК РФ предусматривает наказание за клевету в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ, а в некоторых случаях – лишением свободы. Приведем случаи проявления клеветы в интервью. 3 декабря 2008 г. директор неправительственной правозащитной организации «Институт Мира и Демократии» Лейла Юнус дала интервью новостному Интернет-изданию Day.Az по поводу ситуации с защитой прав человека и основных свобод в судах Азербайджана, в котором интервьюируемая сравнила работу азербайджанских полицейских с деятельностью полиции Мексики и Нигерии. По мнению Министерства Внутренних Дел Азербайджана, подобное сравнение нанесло моральный ущерб «деловой репутации полиции» и не было «официально подтверждено источниками». В данном случае очень трудно провести грань между клеветой, которая наносит вред какому-либо лицу, и оскорблением полиции как класса чиновников. Для более корректного определения действий и высказываний Лейлы Юнус с лингвистической и юридической точек зрения дадим определение оскорблению как феномену языка и речи.

  Оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, унижающую его честь и достоинство. По нашим наблюдениям, в современных интервью при реализации оскорбления как способа речевого воздействия анализируемый агрессивный речевой акт может реализовываться в следующих значениях: 1) сам поступок, направленный на понижение социального статуса оппонента; 2) речевые средства, адресованные объекту оскорбления; 3) проявление враждебности против государства; 4) обида на какое-то действие, совершенное оппонентом (третьим лицом); 5) неудовлетворенность существующим положением дел; 6) оценка чьих-либо действий (констатация факта) как оскорбительных; 7) юридическая оценка того или иного события. По нашему мнению, юридическая оценка тех или иных действий как оскорбительных характерна лишь для интервью на специальные темы и крайне редко встречается в беседах по политическим и общественным проблемам, так как вопросы юридической практики – это прерогатива специалистов другого профиля.

   В современном российском законодательстве лишь диффамация не рассматривается как наказуемое деяние. В Азербайджане, однако, в 2005 году был подготовлен законопроект «О диффамации» при поддержке Бакинского офиса ОБСЕ. При этом суть вопроса заключается в том, чтобы изъять наказание за клевету и оскорбление из Уголовного кодекса и заменить его гражданским наказанием. Диффамация – это распространение порочащих сведений в СМИ. Диффамация может содержать истинные сведения, тогда как клевета содержит заведомо ложные данные. В зависимости от соответствия распространяемых сведений действительности и субъективного отношения распространителя к своим действиям можно выделить следующие ее виды:

1) распространение заведомо ложных порочащих сведений – собственно клевета, о которой речь шла выше;

2) неумышленное распространение ложных порочащих сведений – неумышленная недостоверная диффамация;

3) распространение правдивых порочащих сведений собственно диффамация.

   С лингвистической точки зрения распространитель порочащих сведений использует большой арсенал языковых и речевых приемов для достижения поставленной цели: подмена понятий, умолчание, преувеличение и т.д.

  Как видно из приведенных выше определений и случаев проявления клеветы, оскорбления и диффамации в СМИ, временами чрезвычайно сложно провести грань между этими явлениями. Сложность заключается как в юридической классификации описанных феноменов, так и в определении лингвистических механизмов выделения и описания подобных деструктивных явлений. На наш взгляд, деятельность подобного рода могла и должна осуществляться в рамках функционирования такого органа, как Совет по прессе, который создан и успешно функционирует в ряде бывших республик СССР. По нашему мнению, в его обязанности должно входить:

– Определение статусных характеристик опороченного лица. – Конституционно-правовой анализ дел, связанных с защитой чести и достоинства опороченного лица.

– Совершенствование механизмов регулирования и саморегулирования СМИ.

 

Литература:

1) Голев, Н.Д. Правовое регулирование речевых конфликтов и юрислингвистическая экспертиза конфликтогенных текстов [Текст] / Н.Д. Голев // Правовая реформа в Российской Федерации: Общетеоретические и исторические аспекты. – Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2002. – С.110-122.

2) Сафронов, В.А. Конфликтное функционирование языка как объект лингвистической конфликтологии: Магистерская диссертация [Текст] / Сафронов Василий Александрович. – Барнаул, 2006. – 62 с.

 

Категория: Конференция 2010 | Добавил: Brinev (24 Ноября 2010)
Просмотров: 1133 | Рейтинг: 0.0/0