Вторник, 12 Декабрь 2017, 04:59
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 126

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Главная » 2012 » Сентябрь » 11 » Судебно-экспертная деятельность в России под угрозой исчезновения
09:46
Судебно-экспертная деятельность в России под угрозой исчезновения

Именно в таком контексте в экспертном сообществе ведется обсуждение проекта нового закона о судебно-экспертной деятельности.

Суть проблемы в том, что в кулуарах всеми небезызвестного Министерства Юстиции Российской Федерации родился проект нового закона о судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации, который в корне меняют сложившуюся на данный момент ситуацию в области судебной экспертизы – фактически уничтожает систему негосударственных судебно-экспертных учреждений.

Ознакомиться с текстом можно здесьздесь и здесь

Действующая редакция закона о государственной судебно-экспертной деятельности здесь и здесь.

Следует сразу оговориться, что на момент написания данной статьи проект закона нигде официально не представлен, но не высказаться по этому поводу я не смог.

Сегодняшняя экспертная деятельность в Российской Федерации регулируется Федеральным Законом о государственной судебно-экспертной деятельности № 73-ФЗ, иными законами, процессуальными кодексами, а также рядом ведомственных нормативно-правовых актов. С принятием данного закона 2001 году была открыта дорога для так называемых «независимых экспертиз» - негосударственных экспертных организаций.

Независимая экспертиза сделала серьезную конкуренцию государственным экспертным учреждениям, лишив их монополии на данный вид деятельности. Граждане и юридические лица получили в свое распоряжение еще один инструмент для реализации принципа состязательности, заложенного законодателем. Если раньше результаты экспертизы в большинстве случаев принимались судами как догма, и оспорить заключение государственного эксперта было практически невозможно, то с принятием указанного закона появилась возможность в полной мере защищать свои права и законные интересы.

Ряды независимых экспертов пополнялись уходящими на пенсию государственными экспертами – то есть специалистами, имеющими значительные познания в области судебной экспертизы, а также огромный практический опыт.

 

Даже поверхностный анализ указанного проекта закона показал, что его принятие уничтожит и без того неокрепшую систему негосударственных судебно-экспертных организаций.

Особо углубляться в анализ проекта закона не буду, оставлю это для профессиональных юристов. Коснусь наиболее существенных, на мой взгляд (как практикующего эксперта), изменений и возможных их последствий.

 

1. Статус негосударственного судебно-экспертного учреждения.

«Статья 12. Судебно-экспертные учреждения.

Негосударственными судебно-экспертными учреждениями в целях настоящего Закона признаются организации, в которых в соответствии с Уставами и иными регистрационными документами судебно-экспертная деятельность является основной. В штате судебно-экспертной организации должно состоять не менее пяти сотрудников, для которых данное место работы является основным, и уровень квалификации которых подтвержден сертификатом компетентности, выданным в установленном порядке. Данные учреждения для участия в судебно-экспертной деятельности подлежат аккредитации на соответствие национальным стандартам качества в сфере судебной экспертизы, осуществляемой в порядке, установленном уполномоченным Федеральным органом исполнительной власти.».

Абсолютно непонятен принцип, которым руководствовались авторы закона, определяя штатную численность экспертов. Почему именно 5? Почему не 3 или 7, или 6? А если экспертная организация предлагает услуги по проведению только одного вида экспертизы, и штата из двух-трех экспертов вполне хватает для удовлетворения потребностей компании и их клиентов?

Кроме того, достаточно широко распространена ситуация, при которой потенциальные эксперты (в процессуальном смысле этого слова) уже имеют постоянное место работы (например, профессорская должность в ВУЗе, должность инженера в каком-нибудь НИИ и так далее), и при этом по совместительству работают в негосударственной судебно-экспертной организации. В этом случае экспертная организация также не проходит по количественному критерию.

 

2. Статус негосударственного судебного эксперта.

«Статья 13. Судебный эксперт

К проведению судебных экспертиз, кроме тех, которые проводятся исключительно государственными специализированными учреждениями, могут привлекаться также судебные эксперты, являющиеся работниками негосударственных судебно-экспертных учреждений, при условии, что они имеют соответствующее высшее образование, прошли соответствующую подготовку в государственных судебно-экспертных учреждениях Федеральных органов исполнительной власти, и получили сертификат компетентности судебного эксперта по определенной специальности в порядке, предусмотренном настоящим Законом.

Иное физическое лицо, привлеченное для участия в деле в качестве судебного эксперта, не состоящее в штате какого-либо судебно-экспертного учреждения, производит судебную экспертизу в порядке выполнения поручения органа (лица), ее назначившего.»

 

Статья 14. Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к эксперту

…Должность эксперта в негосударственных судебно-экспертных учреждениях может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование и навыки работы по конкретной экспертной специальности. Определение уровня профессиональной подготовки экспертов осуществляется при проведении сертификации их компетентности в порядке, установленном уполномоченным Федеральным органом исполнительной власти.».

 

Даже и не знаю, с чего начать. Попробую изложить содержание двух этих статей нормальным человеческим языком. Если кто-то захочет стать негосударственным судебным экспертом, он должен иметь высшее образование по конкретной экспертной специальности, должен пройти какую-то подготовку в государственных судебно-экспертных учреждениях (читай в РФЦСЭ Минюста), должен иметь некий сертификат компетентности.

Сразу возникает вопрос – у меня диплом о высшем экспертном образовании по специальности «Судебная экспертиза». То есть я уже являюсь профессиональным экспертом, компетентность моя подтверждена соответствующим дипломом. Принятие данного закона фактически лишит меня работы – без сертификата я не смогу заниматься своей профессиональной деятельностью.

Такие же вопросы возникнут у многих выпускников ВУЗов, которые также обучаются по различным экспертным специальностям. Отучившись в ВУЗе, заплатив за обучение, получив диплом, они будут вынуждены в очередной раз платить деньги за получение какого-то непонятно сертификата.

 

Кроме того, особо хочется отметить тот факт, что должность эксперта в государственном судебно-экспертном учреждении может занимать лицо, не имеющее высшего образования в принципе. Для негосударственных экспертов законом установлено обязательное наличие высшего образования. Непонятно такое предвзятое отношение со стороны авторов проекта закона к негосударственным экспертам.

 

И такой вопрос – что будет с экспертными организациями, которые не имеют статуса государственных, но созданы органами исполнительно власти (ГУПы, МУПы)?

Исходя из ст. 12 проекта закона сказано: «В случаях, если производство судебной экспертизы поручается указанным экспертным подразделениям, они осуществляют функции, исполняют обязанности, имеют права и несут ответственность как государственные судебно-экспертные учреждения.». Но ничего не сказано про статус сотрудников этих экспертов. Получается, они также должны будут проходить сертификацию, аккредитацию и т.д. Вопрос – за чей счет?

 

3. Сертификация.

«сертификация компетенции судебного эксперта - установление соответствия компетенции эксперта требованиям, предъявляемым при проведении определенного вида судебно-экспертной деятельности, и определения его возможностей надлежащим образом осуществлять конкретные действия при производстве судебной экспертизы;» (ст. 1).

«Статья 16. Сертификация судебного эксперта, не являющегося работником государственного судебно-экспертного учреждения.

Судебные эксперты, не являющиеся работниками государственных судебно-экспертных учреждений, осуществляющие судебно-экспертную деятельность, в целях определения уровня их профессиональной подготовки не реже, чем раз в пять лет проходят сертификацию компетентности, проводимую экспертно-квалификационными комиссиями, состав которых определяет уполномоченный Федеральный орган исполнительной власти.

При возникновении обоснованных сомнений в надлежащем уровне профессиональной подготовки судебного эксперта проводится его внеочередная сертификация.».

 

Исходя из текста этой статьи, вся судебно-экспертная деятельность должна быть подведена под единую методическую базу, и все эксперты (как государственные, так и негосударственные) должны будут работать по единому, спланированному Минюстом сценарию. Выход за рамки дозволенного будет расцениваться как основания дл «сомнения в надлежащем уровне профессиональной подготовки судебного эксперта» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Мир экспертизы очень многогранен, он постоянно меняется, одни методики устаревают, появляются новые объекты экспертиз, требующие новых подходов к исследованиям и т.д. Каким образом авторы законопроекта планируют все это отслеживать и оценивать? Кроме того, существует ряд экспертиз, которые в государственных судебно-экспертных учреждениях не проводятся, есть уникальные методы исследования, разработанные вне стен государственных судебно-экспертных учреждений? Каким образом будут сертифицироваться данные эксперты, экспертные методики и кем?

Весьма размытой представляется фраза о «возникновении обоснованных сомнений в надлежащем уровне профессиональной подготовки судебного эксперта», на основании которых может быть проведена его «его внеочередная сертификация». Где критерии этих сомнений? Жалоба от заинтересованной в исходе дела стороны на якобы «неправильный» вывод? Либо отказ независимого эксперта сделать «нужный» вывод?

Под этой формулировкой скрывается рычаг воздействия на негосударственного эксперта – вопрос независимости эксперта оказывается под большим вопросом.

 

4. Есть еще ряд вопросов к проекту закона:

 

«аккредитация - официальное признание компетентности юридического лица (или его отдельных структурных подразделений) в сфере судебно-экспертной деятельности в порядке, установленном уполномоченным Федеральным органом исполнительной власти;» (ст. 1).

Или я чего-то не понимаю, или как юридическое лицо быть компетентным в чем-то?

 

«несудебное экспертное исследование - не процессуальное действие, состоящее из проведения экспертом на договорной основе исследований и дачи заключения по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла, в целях установления обстоятельств, представляющих интерес для юридических и физических лиц, с учетом ограничений, предусмотренных законодательством Российской Федерации;» (ст. 1).

Если действие не процессуальное, то как его может осуществлять эксперт? Непонятно, что в данном случае авторы имеют ввиду под термином «эксперт» - конкретная должность или все-таки процессуальный статус? Если должность, то почему эксперт, почему не специалист?

 

А теперь попытаемся представить, что может получить общество в случае принятия данного закона?

1. Монополизация экспертной деятельности в одних руках и крах института независимой экспертизы в Российской Федерации, а вместе с ним принципа состязательности при проведении судебных экспертиз. Часть экспертных организаций не пройдет на рынок по количественному фактору – «не менее пяти сотрудников, для которых данное место работы является основным». Часть экспертных организаций просто-напросто не захотят пополнять своими деньгами очередную чиновничью кормушку.

2. Недобросовестная конкуренция. Поскольку все рычаги воздействия будут находиться в руках одного ведомства, неизбежно появление так называемых «карманных» экспертных организаций – созданных «по благословлению» действующих «экспертных» чиновников. Что станет с неугодными негосударственными организациями или же отдельными экспертами нетрудно представить – вряд ли они долго продержатся на рынке экспертных услуг. В законе есть пункт о лишении эксперта аккредитации и им непременно воспользуются.

3. Ухудшение качества экспертных услуг. На сегодняшний день сроки проведения экспертиз в государственных экспертных учреждениях по гражданским и арбитражным делам доходят до нескольких месяцев, у меня на практике были случаи, когда экспертизы проводились более года. А теперь представьте, что будет, когда с рынка уйдут негосударственные экспертные организации, пусть даже часть из них?

4. Увеличение стоимости экспертных услуг, обусловленное отсутствием здоровой конкуренции, иными издержками, связанными с получением сертификатов, аккредитацией и т.д. (читай между строк).

 

Вместо заключения.
Хотелось бы верить, что все опасения относительно возможностей принятия данного закона так ими и остались, и что законодатель не допустит принятия закона в обсуждаемой редакции. 

Источник информации: http://sudexpertisa.livejournal.com/5165.html

Категория: События | Просмотров: 1020 | Добавил: Brinevk | Рейтинг: 5.0/3