Вторник, 20 Ноября 2018, 06:45
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 132

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Февраль 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728
Архив записей

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Главная » 2013 » Февраль » 24 » Судебная экспертиза: мнение чиновников и экспертов
21:48
Судебная экспертиза: мнение чиновников и экспертов
Буквально накануне нового года Министерство юстиции опубликовало проект закона, регулирующий деятельность в сфере судебной экспертизы. Свою версию нормативно-правового документа еще раньше выразило профессиональное сообщество независимых экспертов. С их точки зрения, в министерском законопроекте заложен ничем неоправданный различный подход к правам и обязанностям государственных и негосударственных экспертов. К дискриминационным мерам в отношении независимых экспертов можно смело отнести целый ряд положений, касающихся квалификационных требований, проверки знаний, занесения в государственный реестр, защиты государства.
Одним из главных нововведений обеих версий закона стало введение процедуры подтверждения квалификации специалиста. Независимое экспертное сообщество предлагает следующий алгоритм действий. Допуск к производству судебных экспертиз получают лишь эксперты, получившие подтверждение своей профессиональной состоятельности в профильных ведомствах либо в СРО, где не представляется возможным никого ввести в заблуждение относительно своих знаний, умений и навыков. В большинстве экспертных специализаций такая аттестация существует достаточно давно, а практика ее проведения закреплена в нормативно-правовых актах.
Логическим финалом действия такого механизма должна явиться проверка претендента на знание российского судебно-экспертного законодательства. Итогом успешно пройденной проверки, проведенной Министерством юстиции, должно стать занесение специалиста в государственный аттестационный реестр, дающий право на деятельность в области судебной экспертизы. Однако, юридическое ведомство предлагает совершенно другую процедуру - сертификации компетентности экспертов. Выбор такого пути, скорее всего объясняется намерением министерских чиновников распространить действующую в недрах подчиненной ему структуры РФЦСЭ систему добровольной сертификации независимых экспертов на весь экспертный рынок в законодательном порядке, придав ей уже и элементы принуждения.
Аргументы в пользу применения неоднородных требований и подходов к квалификации государственных и независимых экспертов завели законопроект министерства в дебри непризнания факта применения термин «судебный эксперт» в двух ипостасях — как должности и как процессуального лица. Поясним, что статус «судебный эксперт» закрепляется за специалистом в какой-то области знаний лишь после назначения его к производству экспертизы в судебном процессе судебным или другим, уполномоченным на то органом. Именно этим обусловлено обязательное внесение лиц, успешно прошедших аттестацию, в единый реестр, независимо от места их службы или названия должности в штатном расписании. Суды нуждаются в проверенной и надежной информации относительно лица, которому поручается экспертное исследование.
Факт присутствия лица в реестре как раз и мог бы служить гарантией его компетентности в данном виде экспертизы. Путаница в понятиях создает возможность Министерству юстиции разделить экспертов на 2 категории — государственный судебный эксперт и тех, кто работает вне государственных учреждений судебной экспертизы. Безусловно, этот нюанс рассчитан на рядовых граждан, не слишком сведущих в тонкостях юридической терминологии. Очевидно одно — государственный судебный эксперт — это звучит гордо, а вот те, кто не является государственным служащим требует особой проверки и самого пристального внимания.
Цели Минюста, занимающегося игрой слов, и поделившего экспертов по признаку организационно-правовой формы учреждений, в которых они трудятся, думается, лежат на поверхности: придание более высокого статуса выводам, сделанным государственным экспертом, и уход от реальной проверки компетентности своих специалистов среди профессионалов, что предлагает сделать экспертное сообщество. Это лишний раз подтверждает вполне обоснованные сомнения министерства в том, что профессиональная аттестация окажется не по плечу многим его сотрудникам. Потому-то и придумана их проверка по собственным правилам собственными комиссиями.
Бесспорно, что в основе грамотной судебной экспертизы должны быть заложены единые критерии ко всем, без исключения экспертам. Показателем компетентности специалиста должны быть его профессиональные знания и авторитет, завоеванный безупречной работой. А для того, чтобы исключить коррупционный подход к оценке эксперта, государственная аттестация должна осуществляться на безвозмездной основе.
Категория: События | Просмотров: 789 | Добавил: Irina | Рейтинг: 4.0/2