Вторник, 20 Ноября 2018, 05:56
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 132

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Главная » 2012 » Март » 30 » ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ: ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
15:56
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ: ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
БОРИСОВ  Сергей Сергеевич                
 Специальность 12.00.08. - уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право         
 Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

Положения, выносимые на защиту:

1. Вывод о том, что противодействие экстремистской деятельности, связанной с причинением существенного вреда общественным отношениям, обеспечивающим основы конституционного строя Российской Федерации, должно стать важнейшим направлением в современной государственной политике противодействия преступности.

2. Вывод о том, что борьба с преступлениями экстремистской направленности, должна вестись с учетом особенностей российской политико-правовой системы и идеологического многообразия, закрепленных в Конституции Российской Федерации, а также принципа системности права, и стать инструментом противодействия только таким деяниям, которые объективно способны существенно нарушить общественные отношения, обеспечивающие основы конституционного строя государства. При этом установление уголовной ответственности за деяния экстремистской направленности должно осуществляться с учетом оснований  (принципов) криминализации, разработанных теорией уголовного права.

3. Определение содержания, объема и соотношения общеправового и уголовно-правового понятий экстремисткой деятельности, основанное на сравнительном анализе имеющихся международных и российских нормативных правовых актов, а также научных разработок в данной области. При этом под экстремистской деятельностью (экстремизмом) следует понимать вид противоправной деятельности, осуществляемой вследствие крайнего неприятия существующих основ конституционного строя и выражающейся в уголовно наказуемых деяниях, направленных на насильственное изменение основ конституционного строя, захват власти, возбуждение ненависти либо вражды в обществе по признакам принадлежности к определенной расе, национальности (этносу) или отношения к религии».

4. Определение понятия преступления экстремистской направленности, под которым следует понимать уголовно наказуемое деяние, совершенное по мотиву ненависти, а равно с целью возбуждения ненависти или вражды по признаку (признакам) расы, национальности (этнической принадлежности), отношения к религии.  При этом законодательно определенный объем понятия преступления экстремистской направленности должен содержать исчерпывающий перечень таких уголовно наказуемых деяний.

5.  Вывод о том, что понятие экстремистской деятельности (экстремизма) не должно включать в себя деяния, относящиеся к террористической деятельности, поскольку эффективное противодействие каждому из данных негативных социально-правовых явлений требует четкого их разграничения на законодательном уровне, формирования комплекса специфических мер предупреждения и пресечения соответствующих деяний. При этом основным разграничительным признаком выступает объект, нарушаемый в результате совершения деяний, относящихся к экстремистской и террористической видам деятельности: если первые посягают на основы конституционного строя Российской Федерации, то вторые – на основы общественной безопасности.

6. Вывод о классификации экстремистской деятельности (экстремизма)  и о разграничении механизма правового регулирования в соответствии с видом противоправности, относящихся к ней (нему) деяний. При этом обосновывается целесообразность отнесения административных правонарушений, связанных с пропагандой и публичным демонстрированием нацистской атрибутики либо массовым производством и распространением заведомо экстремистских материалов, - к созданию условий для осуществления экстремистской деятельности (экстремизма).

7. Вывод о том, что в структуру непосредственного объекта каждого из преступлений экстремистской направленности входят общественные отношения, обеспечивающие толерантность, терпимость между различными социальными группами и их представителями, но нарушение таковых происходит за счет действий (бездействия), в первую очередь посягающих на иной непосредственный объект, например, жизнь, здоровье, общественный порядок. При этом в содержание объективной стороны данных преступлений целесообразно включать только такие деяния, которые изначально имеют общественную опасность, обладают объективной способностью существенно нарушать основы конституционного строя  и могут быть точно и однозначно установлены и квалифицированы на практике.

8. Вывод о том, что субъективная сторона преступлений экстремистской направленности должна характеризоваться не только мотивом, но и целью. При этом в качестве мотива таких преступлений целесообразно рассматривать только ненависть, а целью признавать возбуждение ненависти или вражды. Стремление виновного к достижению цели как желаемому результату таких деяний придает им экстремистскую направленность, а также объективную способность существенно нарушать основы конституционного строя, создает предпосылки для их включения в объем понятия экстремистской деятельности (экстремизма). Как ненависть, так и вражда должны иметь точно и исчерпывающе определенные признаки, обусловливающие их возникновение и проявление, не допуская произвольное отнесение того или иного деяния к числу преступлений экстремистской направленности. К таким признакам предлагается относить только признаки  расы, национальности (этнической принадлежности), отношения к религии.

9. Рекомендации по разграничению преступлений экстремистской направленности и их отграничению от смежных составов преступлений и сходных административных правонарушений. При этом в основу отграничения преступлений экстремистской направленности от административных правонарушений следует положить вид нарушаемых общественных отношений, способ такого нарушения, а также характер и размер причиненного вреда, мотив и цель деяния.

10. Рекомендации по квалификации и организации раскрытия и расследования преступлений экстремистской направленности, совершенных с использованием телекоммуникационной сети «Интернет».

11.Предложения delegeferenda и рекомендации теоретического и практического характера по совершенствованию уголовного и иного законодательства, правоприменительной деятельности правоохранительных органов в сфере противодействия преступлениям экстремистской направленности и экстремистской деятельности в целом:

1) в Общей части УК РФ предлагается: исключить возможность изменения категории преступления экстремистской направленности на менее тяжкую; исключить из ч. 5 ст. 35 УК РФ указание на ст. 282УК РФ; признать п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ утратившим силу; усложнить порядок применения условного осуждения, условно-досрочного освобождения от наказания и амнистии к лицам, совершившим преступление экстремистской направленности; исключить ряд особенностей  уголовной ответственности и наказания для лиц, совершивших преступление экстремистской направленности в несовершеннолетнем возрасте;

2) в Особенной части УК РФ предлагается: использовать общее обозначение, отражающее экстремистскую направленность преступления, применительно к деяниям, предусмотренным п. «л» ч. 2 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 111, п. «е» ч. 2 ст. 112, п. «б» ч. 2 ст. 115, п. «б» ч. 2 ст. 116, п. «з» ч. 2 ст. 117, ч. 2 ст. 119, ч. 2 ст. 214 и п. «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ; указать в ч. 4 ст. 150 УК РФ на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления экстремистской направленности; изменить редакцию ст. 280 УК РФ, предусмотрев ней ответственность за призыв к осуществлению экстремистской деятельности, а равно пропаганду экстремистской деятельности, совершенные публично;  признать п. «б» ч. 1 ст. 213 и статьи 282, 2821 и 2822 УК РФ утратившими силу, поскольку установление уголовной ответственности за деяния, предусмотренные данными статьями УК РФ противоречит основаниям (принципам) криминализации, разработанным теорией уголовного права; отнести к числу преступлений экстремистской направленности  нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, дополнив ч. 2 ст. 335 УК РФ пунктом «е», содержащим указание на соответствующие мотив и цель;

3) внести изменения и дополнения, согласованные с общими предложениями, выносимыми соискателем на защиту, в УПК РФ, КоАП РФ и Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности»;

4) в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» внести изменения и дополнения, касающиеся разъяснения понятий «ненависть», «вражда», «социальная группа» и ряда других признаков составов преступлений экстремистской направленности, рекомендаций по разграничению последних между собой и их отграничению от смежных составов преступлений и сходных административных правонарушений.

Категория: Работы | Просмотров: 2441 | Добавил: Brinevk | Рейтинг: 0.0/0