Среда, 17 Января 2018, 11:24
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 127

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Главная » 2011 » Декабрь » 4 » МОТИВЫ НЕНАВИСТИ ИЛИ ВРАЖДЫ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ
04:18
МОТИВЫ НЕНАВИСТИ ИЛИ ВРАЖДЫ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ
Кунашев Ашамаз Адальбиевич       

Положения, выносимые на защиту:

1. Одной из функций мотива преступления, помимо отмечаемых в науке уголовного права, является роль мотива как системообразующего элемента определенной группы преступлений. Данная функция проявляется в том, что мотивы политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды либо мотивы ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы выделены в качестве признака, объединяющего разнородные, посягающие на самые различные объекты уголовно наказуемые деяния, включенные законодателем в единый перечень преступлений экстремистской направленности (примечание к ст. 2821 УК РФ).

2. Внутренние побуждения в виде стойкой неприязни к определенной политике, идеологии, расе, национальности, религиозной конфессии, социальной группе, являющиеся содержанием соответствующего мотива ненависти или вражды, основаны не только на восприятии виновным групп, выделяемых по названным выше признакам, как неполноценных, но и на иных предубеждениях по отношению к соответствующим группам, например, на восприятии их как представляющих особую опасность для общества, а также на зависти к ее представителям либо на стремлении отомстить за принадлежность к такой группе (например, зависти к лицам более высокого социального статуса, мести на религиозной основе).

3. Мотив религиозной ненависти или вражды – это разновидность религиозного мотива. В связи с этим необходимо отграничивать преступления, совершенные по мотиву религиозной ненависти или вражды, от посягательств, обусловленных иной религиозной мотивацией. Так, ритуальные убийства, хотя и совершаются на религиозной почве, однако связаны с желанием виновного исполнить религиозный обряд, ритуал и проявлением религиозной ненависти или вражды не являются. Они не относятся к преступлениям экстремистской направленности и в отсутствие отягчающих обстоятельств  подлежат квалификации по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

4. Политическая ненависть или вражда представляет собой стойкую неприязнь к потерпевшему, вызванную его участием в деятельности органов государственной власти и управления,  в их выборах и формировании,               в деятельности политических партий и общественных объединений либо неприятием виновным определенных политических взглядов. Вместе с тем сама по себе принадлежность потерпевшего к той или иной партии,                   ее руководству не предопределяет наличие мотива политической ненависти или вражды в деянии виновного, даже если преступление совершается в связи         с указанными обстоятельствами. В частности, названный мотив отсутствует, когда убийство обусловлено стремлением однопартийца занять замещаемую потерпевшим  должность в соответствующем партийном объединении.

5. Идеологическая ненависть или вражда – это крайняя форма неприязни, которая связана с неприятием виновным не отдельных идей, а определенной системы взглядов, концепций, т. е. идеологии. При этом к указанному мотиву не относятся внутренние побуждения, основанные на негативном отношении к радикальным, антиобщественным и аморальным концепциям и мировоззренческим установкам.

6. В отсутствие в социологической науке единых общепризнанных критериев социальной группы с учетом анализа складывающейся практики квалификации преступлений экстремистской направленности по указанному признаку  под социальной группой следует понимать объединение людей, образующих относительно устойчивую общность, выраженную                           в определенных, присущих именно этой группе видах внутригрупповых связей и взаимодействия, когда представители группы имеют общие существенные социально значимые признаки, основанные на той роли, которую играет эта группа в общественной жизни. Указанные социально значимые признаки могут быть связаны с имущественным положением («богатые» и «бедные»), местом жительства (городские и сельские жители, мигранты, провинциалы), принадлежностью к определенной профессии (врачи, учителя, работники правоохранительных органов), социальному слою (интеллигенция, служащие), возрастной группе (пенсионеры) и т. д.

Группу лиц можно относить к социальной группе как ценности, охраняемой законом, только если интересы и цели деятельности ее членов      не являются противозаконными. Данный критерий позволяет отграничить от экстремистских посягательств преступления, совершенные в отношении наркоманов, проституток, других групп, характеризующихся противоправным поведением.

7. С учетом того, что объединения лиц, принадлежащих к различным молодежным движениям (например, «АнтиФа») и субкультурам (в частности, «готам», «панкам», «эмо» и т. п.), не относятся, исходя из приведенных критериев, к социальным группам, совершение преступлений в отношении представителей указанных неформальных объединений в связи с неприятием разделяемых ими мировоззренческих установок следует квалифицировать как преступления, совершенные не по мотиву ненависти или вражды по отношению к какой-либо социальной группе, а по мотиву идеологической ненависти или вражды.

8. Убийство сотрудника правоохранительного органа или военнослужащего, осуществляющих охрану общественного порядка и обеспечивающих общественную безопасность, пусть и не в связи с конкретными действиями этих лиц по службе, а по причине принадлежности потерпевшего к указанным структурам, к которым виновный испытывает ненависть и вражду, должно квалифицироваться по ст. 317 УК РФ «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа».                 В указанном случае виновный хотя и действует преимущественно из ненависти к соответствующим правоохранительным или иным структурам, призванным осуществлять указанные выше функции, однако он и объективно, и субъективно посягает на нормальную деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. Содеянное будет квалифицироваться по п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ, когда смерть по мотиву ненависти или вражды к соответствующей социальной группе причиняется сотруднику правоохранительного органа или военнослужащему,                       не выполняющим функции, указанные в ст. 317 УК РФ.

Аналогичным образом должна разрешаться конкуренция между                 п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ст. 277 УК РФ: умышленное причинение смерти государственному или общественному деятелю не в связи с определенными политическими действиями этого лица, а по мотиву ненависти или вражды из-за принадлежности его к какой-либо политической партии, должно квалифицироваться по ст. 277 УК РФ «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля».

9. В соответствии с доктриной российского уголовного права хулиганский мотив (хулиганские побуждения) для состава хулиганства является криминообразующим, обязательным. Учитывая это, решение законодателя о дополнении нормы об ответственности за хулиганство (ст. 213 УК РФ) указанием на такой альтернативный признак состава, как мотивы ненависти или вражды, противоречит положениям теории квалификации преступлений, поскольку вынуждает правоприменительные органы вменять не один доминирующий мотив, а два мотива, которые зачастую взаимоисключают друг друга. С учетом этого из ст. 213 УК РФ указание на названный субъективный признак преступления предлагается исключить.

Категория: Работы | Просмотров: 4644 | Добавил: Brinevk | Рейтинг: 5.0/1