Среда, 14 Ноября 2018, 21:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 132

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


«…Восстать, вооружиться, победить…»: Шекспир и экстремизм

Н.Д. Голев

 

«…Восстать, вооружиться, победить…»: Шекспир и экстремизм

 

В распоряжении специалиста были переданы:

1) тексты предвыборной агитации С.Н. Аленичева, помещенные в газете «Юргинская правда» (орган Юргинского ГК КПРФ);

2) статья Л.Малюковой в «Новой газете» (28.07. 2005 г.), представляющая собой рецензию документального фильма «Владимир Высоцкий». 

 

Фраза, подлежащая исследованию:

 

Достойно ли

Безропотно терпеть позор судьбы?

Иль надо оказать сопротивленье?

Восстать, вооружиться, победить… (Шекспир).

 

Перед исследователем была поставлена задача проанализировать данные фразы с точки зрения наличия / отсутствия в них признаков экстремизма (от латинского extremus - крайний), приверженность к крайним взглядам, мерам (обычно в политике); насильственное изменение конституционного строя, терроризм, возбуждение национальной и религиозной вражды и т.д.

 

Исходные установки исследования

1. В исследовании вопросы рассматриваются только в контексте представленных материалов.

2. Анализируется письменный текст, а не его устный первоисточник.

3. Делаются выводы только в пределах лингвистической составляющей материалов, в частности, в пределах нормативно-стилистических характеристик анализируемых текстов; политические, психологические и собственно юридические аспекты данных текстов не рассматриваются

4. Состав и содержание вопросов не расширяются и не изменяются.

 

Методы и источники исследования

В исследовании применен нормативно-стилистический, семантико-прагматический, концептуальный анализ подлежащего анализу текста.

Источники исследования:

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М, 2000.

Рекламный текст. Семиотика и лингвистика. М., 2000.

Российский энциклопедический словарь. В 2 т. М., 2000.

Словарь современного русского литературного языка. В 17 т. М., АН СССР, 1951 – 1958.

Стилистический словарь русского языка / Под ред. А.П. Сковородникова. М., 2004.

Современный толковый словарь русского языка. Санкт-Петербург, 2001.


ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ

 

            В соответствии с нормативными требованиями смыслового анализа языковых единиц осуществляется их анализ в пределах всего контекста. Смысл отдельной единицы обусловливается смыслом целого контекста. Например, фраза она колет Ивану  глаза не может быть понята как утверждение о нанесении повреждений органов зрения Ивана вне более широкого контекста, в который она входит, поскольку в контексте слово она может заменять слово правда.

            В предложенных материалах наличествует три уровня контекста:

1) контекст оригинала цитаты и его перевода (предконтекст);

2) контекст предвыборных материалов Аленичева, в которые входит цитата (контекст как объект непосредственного анализа);

3) контекст восприятия текста С.Н. Аленичева читателем (постконтекст).

            Главный лингвистический вопрос, от которого зависит ответ на поставленный Прокураторой Кемеровской области вопрос, заключается в следующем: в каком значении – прямом или переносном (образном) – употреблены в контексте предвыборного текста слова и выражения «оказать сопротивление», «восстать», «вооружиться». Следует подчеркнуть, что переносное значение для этих глаголов является нормативным для современного русского языка и представлено практически во всех толковых словарях. Например, в 17-ти томном словаре современного русского литературного языка, изданного Академией наук русского языка вооружаться : перен. «вооружаться против кого-либо, чего либо – восставать против кого-либо, чего-либо, ополчаться, например, Против догадки, не переодетый ли Чичиков рахзбойник вооружились все» (т. 2, с. 659); Восставать (перен.) : Резко выступать, высказываться против, ополчаться на кого-либо, что-либо. Не вынесла душа поэта позора мелочных обид, восстал он против мнений света один, как прежде, и убит (А.С. Пушкин), Невежа, восставать против наук ты смеешь (И.А. Крылов). Такие переносные употребления особенно характерны для поэтической речи.

 

            Для ответа на поставленный Прокуратурой вопрос на уровне оригинала (трагедии В.Шекспира «Гамлет» и его переводов) нами исследовано 17 известных переводов на русский язык указанного отрывка (См. Приложение 1). Перевод, использованный в предвыборном тексте С. Аленичева (Достойно ли Безропотно терпеть позор судьбы? Иль надо оказать сопротивленье? Восстать, вооружиться, победить…. Шекспир), не принадлежит к классическим, хрестоматийным переводам. Он опубликован, в частности, в газете «Новое время» за 28.07.05. Текст представляет собой типовую попытку создать переводной текст, близкий по смыслу оригиналу. Во всех текстах перевода, включая исследованный, наличествует образный, абстрактный смысл употребления слов «восстать», «вооружиться», «сопротивление», который не может вызвать сомнений. Объектом противодействий у Шекспира, исходя из переводов, выступают враждебная, неистовая, свирепая, яростная безжалостная судьба, удары рока, море бед, зол, смут, бедствий, невзгод потока или пучины бедствий. Позор судьбы в анализируемой цитате никак не выпадает из этого ряда абстрактных объектов, с которыми Гамлет намерен либо вступить в схватку, стремясь положить тем самым конец страданьям, смутам, либо смириться с ними. Столь же абстрактны и орудия борьбы; Стрелы и пращи, о которых упоминается в ряде переводов, – образные обозначения древних орудий, с помощью которых наносит удары судьба, ср., например: Что благородней для души: сносить ли пращу и стрелы судьбы свирепой, или восстав с оружием против моря зол, борьбой покончить с ними? (перевод Д. Аверкиева). Таким образом, в анализируемой цитате из трагедии Шекспира реализован переносный смысл глаголов вооружиться и восстать. Данный смысл, как отмечено ранее, является нормативным для современного русского языка, он зафиксирован в словарях.

            Никаких оснований утверждать, что в трагедии «Гамлет» ее герой призывает восстать против власти и побуждает свергнуть ее насильственным методом (что и означало бы экстремизм в политическом смысле этого термина), в тексте монолога Гамлета нет. Соответственно нет оснований для утверждения наличия такого смысла и в приведенной цитате.

            Нет таких оснований и в тексте предвыборной агитации С. Н. Аленичева. Цитате предшествует весьма абстрактный лозунг: Сделаем нашу жизнь справедливей и надежней! После цитаты речь идет о справедливом распределении земельных паев, что и обещает С. Аленичев в анализируемой газетной публикации в случае его избрания. Никаких призывов к насильственным решениям данной проблемы в тексте материалов нами не обнаружено. Таким образом, приведенная цитата является художественным приемом – гиперболой, и автора можно упрекнуть лишь в нарушении художественной меры (использование громкогласной, патетической цитаты для решения весьма частного вопроса), но никак не в экстремизме в политическом смысле слова. К этому можно добавить, что военная метафора характерна для многих материалов предвыборной агитации С. Аленичева, например, в статье В. Чурилова «Три единства Аленичева» говорится: «Сегодня Аленичев вновь «ушел в бой»», «Аленичев – защитник своей земли». И здесь это тоже художественный прием.

            О контексте восприятия. Художественное, образное использование слова является нормативным для любого языка, соответственно и восприятие таких текстов осуществляется носителями языка в соответствии с этими нормами. Нормой восприятия является зависимость смысла отдельных слов от контекста. Нормой является использование эпиграфов из художественных произведений для подчеркивания каких-либо идейно-пафосных моментов в публицистическом жанре, к которому относятся и предвыборные агитационные тексты. Поэтому нельзя полагать, что у читателей, владеющих языковыми нормами восприятия и культурой речи, знакомых с речевыми способами ведения агитационной борьбы в современной России, возникнет представление об экстремистском содержании (в политическом смысле) приведенной цитаты и материалов предвыборной агитации.

           

            Добавим к этому справку. В соответствии с нормами русского языка слово Экстремизм (от латинского extremus - крайний) означает приверженность к крайним взглядам, мерам (обычно в политике) – такое определение дается практически во всех современных толковых словарях русского языка. Оно является весьма широким и нетерминологическим, но начинает терминологизироваться в последнее время. Строгое юридическое определение сейчас лишь начинает формироваться. Так, в проекте закона об экстремизме, который будет проходить первое чтение в Государственной думе в июне 2006 года, в число признаков экстремизма включаются более конкретные действия, в частности, насильственное изменение конституционного строя, терроризм, возбуждение национальной и религиозной вражды и т.д. Такое понимание данного термина соответствует его употреблению в последнее время в политической и юридической публицистике. Именно такое содержание мы имеем в виду, говоря о политическом смысле термина «экстремизм». 

 

Общий вывод

 

            Таким образом, лингвистическое исследование показало, что анализируемые тексты не могут быть квалифицированы как содержащие признаки экстремизма в юридическом и политическом смыслах этого термина.