Воскресенье, 19 Августа 2018, 19:04
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 131

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


«Надо ли руководителю платить налоги ?» Л.О.Бутакова

Л.О. Бутакова

 

«Надо ли руководителю платить

налоги ?»

 

            Экспертное заключение специалиста о наличии во фрагменте текста информации, способной опорочить честь, достоинство или деловую репутацию руководителя предприятия

 

В рамках лингвистической экспертизы был проанализирован фрагмент записанного текста телепередачи «Час новостей. Утро» ГТРК «Омск» «12 Канал», ведущие М.В. Малькова, Е. Слепов. 

 

По постановлению суда для проведения экспертизы были поставлены следующие вопросы:

1. Содержит ли указанный фрагмент признаки конфликтного текста?

2. Есть ли в нем негативные номинации главного лица, о котором идет речь?

3. Отличается ли текст оскорбительным тоном по отношении к руководителю компании?

4. Содержит ли текст средства выражения негативной эмоции и оценки?

5. Есть ли в нем единицы, передающие информацию, способную опорочить честь, достоинство, деловую репутацию руководителя компании?  

 

В результате комплексного анализа предоставленного фрагмента текста было получено следующее.

1. В юрислингвистке традиционно конфликтными признаются тексты, в которых воплощены стратегии конфронтации. Считается, что они содержат состав языковых правонарушений [см. О.Н. Матвеева. «К вопросу о юридизации конфликтного текста» // Юрислингвистика. Вып. 5. Юридические аспекты языка и лингвистические аспекты права. / Под ред. Н.Д. Голева. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2004].

Такие тексты выражают определенную речевую стратегию их автора (говорящего) - стратегию дискредитации. Последняя оценивается по перлокутивному эффекту, состоящему в умалении достоинств адресата, его оскорблении, осмеянии. Эта стратегия наиболее заметна в группе конфликтных стратегий. Цель этой стратегии в том, что субъект речи видит свою речевую задачу в унижении или осмеянии партнера с последующей корректировкой мнения, точки зрения явного (при непосредственном контакте) или гипотетического (например, читателя, зрителя, слушателя) адресата.

В рамках данной стратегии применяется обнародование каких-либо негативных фактов, мнений, аргументов, прямо или косвенно сигнализирующих о негативных оценках адресата. Такие речевые действия наиболее часто используются для воздействия на публику с помощью информирования об отрицательных качествах, оценках человека для понижения его авторитета, подрыва доверия к нему. Для реализации данной стратегии избираются негативные речевые действия, такие как оскорбление, насмешка, обвинение. Цель этих действий – обидеть, унизить человека, выставить его в некрасивом или смешном виде. Кроме дискредитации человека в глазах адресата, обычно стараются задеть чувства того, о ком говорят [см. об этом: Третьякова В.С. «Речевой конфликт и гармонизация общения». Екатеринбург, 2002; Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации / Под ред. М.В. Горбаневского. М., 2002; Понятие чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и СМИ. М., 1997].

Уровень прагматического анализа предлагаемого фрагмента текста обнаруживает явно выраженную стратегию говорящего дискредитировать адресата. Эта стратегия, как говорилось выше, характеризует конфликтный текст. 

Автором текста избраны негативные речевые действия – насмешка и обвинение. Обвинительную направленность имеет информационный уровень текста. Речевая стратегия обвинения выражена лексически: сообщается ряд фактов, которые без доказательств, без привлечения официальных данных излагаются как достоверные. Финансовая ситуация на булочно-кондитерской компании «Марс» прямо связывается говорящим с нежеланием руководителя платить налоги и взносы в Пенсионный фонд (см. первую часть фрагмента текста, содержащую выражения «в нежелании платить налоги и взносы в Пенсионный фонд»). Оборот, передающий негативное состояние человека, не предпринимающего должных и предусмотренных законом действий, грамматически и семантически отнесен именно к объекту, обозначенному как руководитель предприятия. Информации, подтверждающей реальность этого состояния и очевидность его намерений не платить налоги и взносы в Пенсионный фонд, фрагмент текста не содержит. В таком смысловом контексте существительное нежелание служит средством выражения негативной оценки и экспрессии, которые закономерно распространяются на следующее предложение, передающее информацию о самой ситуации на булочно-кондитерской компании. Таким способом выражается негативное отношение и к ней в целом. Кроме того, приписывать негативные действия руководителю без передачи прямо выраженного им такого намерения и характеризовать ситуацию на предприятии без приведения фактического (статистического и иного) доказательства – значит, на информационном уровне искажать реальное положение вещей как в аспекте описания руководителя, так и в аспекте описания предприятия. Все сказанное подтверждает намерения автора текста выставить того, о ком идет речь, в некрасивом виде, обвинить его в несправедливых и даже незаконных действиях.  Информирование о негативных  действиях руководителя предприятия понижает его авторитет, подрывает доверие к нему.  

2. Наличие в тексте таких составляющих, которые могут быть спроецированы на элементы состава языкового правонарушения, прежде всего на субъект (автора текста, адресанта), объект (адресат, герой, личные неимущественные права которого ущемлены), объективную сторону правонарушения (собственно конфликтный текст = языковое правонарушение) и субъективную сторону правонарушения (дискредитирующая интенция адресата), обусловливает юридическое бытие конфликтного текста. Разные аспекты конфликтного текста должны быть рассмотрены с точки зрения их юридизации.

1. Юридизируются номинации героя. Лицо, считающее, что конфликтогенный текст является порочащим его, оскорбляющим и т.п., должно быть легко идентифицируемо, узнаваемо. В анализируемом тексте главное действующее лицо, подвергаемое критике, названо прямо с помощью нарицательных существительных, определяющих его социальный и статус, и квалификативного оборота, включающего собственное имя, - руководитель булочно-кондитерской компании «Марс», директор «Марса», господин Марков. Все указанные номинации точно квалифицируют объект речи. Точная квалификация исключает сомнения по поводу направленности именно на него негативной оценки говорящего и отношения  к нему информации, содержащейся в предварительной и последующей частях данного фрагмента текста. Информационный уровень содержит перечисление сведений о чрезвычайно низкой официальной зарплате сотрудников и о выдаче оставшейся части зарплаты в виде, официально не контролируемом бухгалтерскими и налоговыми службами. 

На языковом уровне все три группы номинации объекта - директора компании - не являются оценочными. Но наличие в предварительной и последующей частях текста оценочных средств, передающих негативное, ироничное отношение говорящего к предмету речи, придает квалификативному наименованию господин Марков статус экспрессивной единицы. Этому способствует также некоторое искажение официального вида этого наименования: объект наименования назван не строго, отсутствуют обозначения имени и отчества, зато присутствует обозначение социально-квалификативного типа (лексема господин), которое на фоне контраста стилистических, лексических, синтаксических средств становится выразителем косвенный негативной оценки, иронии. При этом искаженных, грубых или инвективных наименований лица нет.

2. Юридизицируется представленная в тексте информация (событийная /оценочная). Событийная информация может быть подвергнута верификации, поскольку в соответствии с законом о защите чести, достоинства и деловой репутации может признаваться порочащей только такая информация, которая не соответствует действительности. Оценочная информация, представляющая собой субъективную истину, не верифицируется, поэтому неподсудна, если выражена корректно.

В данном фрагменте текста событийная информация состоит из четырех частей. Первая часть – утверждение об официальной  минимальной зарплате сотрудников компании 600 рублей – сопряжено экспликацией оценки величины этой зарплаты ниже прожиточного минимума. Если вторую составляющую этой информации опровергнуть трудно (действительно, 600 рублей составляют в нашей стране сумму ниже суммы прожиточного минимума гражданина), то первую составляющую необходимо подтверждать фактическими данными. Их в тексте нет, следовательно, утверждение о сумме зарплаты сотрудников компании может оказаться истинным или ложным.

Это же следует сказать о второй части информативного уровня данного фрагмента текста. В ней автор прямо утверждает, что руководитель предприятия выдает оставшуюся часть зарплаты в конвертах – остальное директор «Марса», господин Марков, выдает в конвертах. В тексте нет подтверждения данной информации, следовательно, эта часть текста также может оказаться истинной или ложной.

Устойчивый оборот выдавать зарплату в конвертах  и его варианты класть деньги в конверт, приносить конверт, оставлять конверт, давать взятку в конверте и пр., распространенные в разговорно-просторечной речи, не являются принадлежностью литературного языка. Их переносные оценочные значения не отражены ни в современных толковых словарях (см. «Словарь русского языка». В 4-х т.т. М., 1985-88; С.И. Ожегов. «Словарь русского языка». М., 1984 и др., более поздние издания), ни в Словарях новых слов и значений, ни в Добавлениях к толковым словарям современного русского литературного языка.

Прямое значение словосочетания, связанное с семантикой лексемы конверт, не предполагает наличия оценочного компонента и не может обозначать противоправное действие, о котором косвенно говорит  автор текста. Конверт: 1. Пакет из сложенного с четырех сторон углами листа бумаги, в который вкладывают письмо, документы и т.п. для отправки, передачи кому-либо [Словарь русского языка. В 4-х т.т. М., 1998, Т. 2. С. 87].

Наличие в семантике устойчивого выражения выдавать деньги, зарплату в конверте смысловых компонентов избегать уплаты налогов, избегать пенсионных  отчислений, обкрадывать, обижать, унижать и пр. требуется экспериментально доказать (например, с помощью семантического эксперимента), поскольку словари еще не зафиксировали подобных семантических изменений.             

На этом основании можно квалифицировать как ложное содержание третий части информативного уровня фрагмента текста. В ней в логическую зависимость автором поставлены выдача остатка зарплаты в конвертах и нищенское существование сотрудников предприятия после выхода на пенсию. Выдача заработной платы в конверте, согласно языковой семантике лексем, составляющих данную часть высказывания, означает помещение денег в бумажный пакет определенной формы и передачу ее сотруднику / сотрудникам (см. выше толкование словарного значения). Данная часть высказывания не передает информации, от которой логически зависит информация последующей части, – обречение на нищенское существование сотрудников компании. Директор имеет право передавать заработанные деньги сотрудникам, помещая их в любую упаковку (конверт – наименование одного вида такой упаковки). Описание помещения денег в упаковку в текстах, соответствующих нормам литературного языка и нормам построения текста, не предопределяет описания нищенского существования тех, кому эти деньги передают, скорее, наоборот. Согласно нормативной семантике передача денег, помещенных в конверт, означает обеспеченное существование тех, кому они передаются.

Наличие информации во второй и третьей частях фрагмента текста делает семантически противоречивым прямое утверждение автора текста в четвертой части о том, что действия директора предприятия являются поводом для ответных действий правоохранительных органов (оба субъекта названы эксплицитно, причем деятельная сторона правоохранительных органов обозначена лексемой вмешательство). Утверждения подобного рода без изложения доказательств и привлечения официального мнения сотрудников правоохранительных органов отражают намерения говорящего оскорбить того, о ком идет речь, создать о нем негативное впечатление, дискредитировать адресата.

Изложение событийной стороны сопровождено эксплицитным выражением оценки. В первой части оценка усилена смысловым, лексическим, синтаксическим контрастом. Контраст достигается за счет наличия в тексте  оценочного причастия-определителя процветающий, относящегося к слову предприятие, количественного предиката 600 рублей и относящегося к нему оценочного оборота ниже прожиточного минимума.

Процветать: 2. Успешно развиваться, находиться в хорошем состоянии // Словарь русского языка. В 4-х т.т. Т. 3, с. 543. Лексическое значение причастия, образованного от указанного глагола, содержит положительный оценочный компонент (он отмечен в словарной дефиниции). Остальные единицы данного фрагмента текста имеют ярко выраженную негативную экспрессию и оценку. Именно эта разнонаправленность оценок и экспрессии у слов и оборотов, находящихся во фрагменте текста рядом, усиливают смысловые, грамматические, лексические компоненты контраста. Противопоставлены коннотативные компоненты лексических значений слов, их грамматические особенности, синтаксические роли. Все в совокупности способствует выражению иронии как в адрес предприятия, о котором идет речь, так и в адрес его руководителя.

 

Общие итоги предпринятой экспертной оценки фрагмента текста.

1.                 Прагматический уровень организации фрагмента текста содержит явно выраженную стратегию автора (говорящего) дискредитировать объект речи (руководителя компании «Марс» г. Маркова), умалить его достоинства, негативно оценить его. Текст отличается ироничным тоном по отношению к адресату и объекту речи.

2.                 Наличие конфликтной стратегии конфронтации позволяет квалифицировать текст как конфликтный и признать в нем наличие состава языковых правонарушений.

3. Наличие состава языковых правонарушений свидетельствует о юридизации разных составляющих текста - номинации объекта речи автором и представленной в тексте информации.

                        Одна из номинаций героя (объекта речи) автором является негативно оценочной и ироничной.

                       Событийная информация, представленная в анализируемом фрагменте текста, изложена как утверждение негативных, противоправных действий объекта речи (руководителя предприятия «Марс»), однозначно отнесена именно к нему, не содержит документального, фактографического подтверждения или ссылок на официальное мнение представителей правоохранительных органов.

                       Информационный компонент анализируемого фрагмента текста оформлен говорящим (автором текста) так, что актуализация разговорно-просторечного значения фразеологически связанного словосочетания определяет истинность высказывания. Уверенность говорящего в распространенности такого значения и апеллирование к известности его широкому кругу адресатов не подтверждается данными словарей (даже словарей городского просторечья). Толкование семантики данного фрагмента на основе общеизвестного и закрепленного в словарях русского литературного языка значения его единиц не дает права считать истинным утверждения говорящего по поводу действий объекта речи, попадающих в круг внимания правоохранительных органов.

3.4. Оценочная часть информационной составляющей фрагмента текста направлена на передачу иронии, негативного отношения в адрес объекта речи (руководителя предприятия «Марс»), создать о нем ложное представление.