Суббота, 16 Декабрь 2017, 09:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 126

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


Долг К.И. Бринев

На разрешение эксперта поставлены следующие вопросы:

1. Содержатся ли в представленных на экспертизу CD-RW дисках угрозы в адрес потерпевшего К.?

2. Если содержатся, то являются ли они угрозой жизни и здоровью К. и его знакомым и близким?

3. Были ли спровоцированы данные угрозы самим потерпевшим  К.?

Обстоятельства дела известны эксперту из представленных материалов дела и из постановления о назначении лингвистической экспертизы.

Методы исследования:

В исследовании применен метод логико-семантического и прагматического анализа выражений.

Источники исследования:

Бринев К.И. Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза. Барнаул, 2009; Понятия чести, достоинства и деловой репутации в текстах права и СМИ: Спорные тексты СМИ и проблемы их анализа и оценки юристами и лингвистами. М., 2004; Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести, достоинства и деловой репутации. М., 2001; Памятка по вопросам назначения судебной лингвистической экспертизы: Для судей и др. / Под ред. проф. М.В. Горбаневского. М., 2004; Жельвис В.И. Слово и дело: юридический аспект сквернословия // Юрислингвистика-2: Русский язык в его естественном и юридическом бытии. Барнаул, 2000; Словарь русского языка, М., 1988 в 4-х томах.     

 

Исследовательская часть

Вопрос 1

Угроза – форма речевого поведения, обладающая следующей структурой:

 

А) Думаю, что ты не хочешь, чтобы я сделал тебе нечто плохое

Б) Думаю, что ты знаешь (или можешь думать), что я могу сделать тебе нечто плохое

В) Хочу, чтобы ты знал (думал), если ты сделаешь Х, то я сделаю тебе нечто плохое

Г) Говорю: если ты сделаешь Х, то я сделаю тебе нечто плохое

Д) Говорю это для того, чтобы ты не делал (сделал) Х.

 

Угроза может быть прямой и косвенной (скрытой). Косвенная угроза выражена на импликативном уровне структуры текста, иными словами, из текста вытекают содержательные компоненты, соотносимые с угрозой.

В общем случае косвенная угроза выражается констатирующими высказываниями о будущих негативных состояниях мира.

 

Говорю: я хочу, чтоб ты знал, если ты сделаешь Х, то наступит нечто плохое

думаю, что ты не хочешь, чтобы это наступило

говорю это, потому что хочу, чтобы ты не сделал (сделал) Х.

 

В этом случае интерпретация определенных высказываний как угрозы связана с возможностью извлечения из общего контекста смысла «сделаю так» или «могу сделать так». В обоих случаях (при прямой и косвенной угрозе) говорящий в речевом отношении ведет себя так, что он знает и хочет, чтобы его речевое произведение интерпретировалось слушающим как угроза. Отметим, однако, что из речевых произведений невозможно вывести, желает ли говорящий угрожать, так как данные действия могут происходить под угрозой со стороны третьих лиц, то есть угрожающему также могут угрожать. 

В представленных к исследованию материалах выделяются следующие фрагменты, которые включают в себя ссылку на нежелательные последствия для одного из участников разговора (обозначен в протоколе осмотра и прослушивания фонограммы как М1, в фонограммах называется именем К.):

1. - Не хочешь так будем по-другому разговор просто.

2. – Я тебе говорю тема будет по-другому будет решаться, если не хочешь так.

3. – К. мы че дети я тебе говорю просто ты потом пожалеешь К. об этом.

4. – Да мне она нахуй не нужна. Я тебе просто говорю щас по человечески говорю еще раз просто с тобой с сегодняшнего дня будет по-другому разговор. Потом просто будет поздно разговаривать.

5. – Я тебе говорю. Потом тебе объяснять никто не будет. Ты вспомни мне че сказал?

6. – Все с сегодняшнего дня разговор по-другому будет. (М1 – Как по-другому?) – Просто потом сам посмотришь как. Я тебе зачем я буду сейчас говорить словами?

7. – По-другому разговор. Как куда поехал? По делам.

8. – Все мы поговорили. Я начинаю действовать по-другому (М1 – Как по-другому) -  Я тебе просто… пожалеешь об этом.

9. – К. ну я блядь тебе говорю я не могу больше ждать просто мне придется действовать по-другому и не только мне.

10. – Дело в том что к это В. ты понимаешь о чем мне К. говорил. Давай не будем мы же не дети нахуй. Ну нахуй мы будем эту говнотерку разводить. Дело в том что эти деньги зависли. Ты понимаешь получить их однозначно получить не я получу другой получит с лишними проблемами. Тебе это надо? 

11. – Да ты нахуя мне это показываешь? Слушай сюда внимательно К. До конца недели денег не будет будет другой разговор. Ты понимаешь это?

12. -  Вот слушай сюда. Если до конца недели денег не будет ты попадешь в такую говнотерку. Ты сам охуеешь. Вот щас я звоню, вот конкретно.

13. – По-другому будем разговаривать. Я с тобой по-другому, ты че думаешь ты меня напугаешь милицией или кем-то? Я с тобой по-другому буду разговаривать. Твои копейки нахуй не нужны. Мне 150 штук нахуй принесешь положишь а надо 200 положишь.

14. – Тебе скока время? Я тебе говорю (неразборчиво) не надо мне вот эту хуйню пихать мне вот это вот нахуй я к тебе завтра домой приеду ты по-другому будешь говорить.

15. – Ты мне нахуй завтра люди уже приедут завтра будет другой разговор.

16. – Мне нахуй твои счеты. Ты сам-то понимаешь что к тебе приедут?

17. – Пойдем отойдем раз ты хочешь со мной разговаривать. На скоко тебе уменьшить? Завтра люди просто меня (неразборчиво) я просто остановил эту коляску чтобы дальше не полезли. Полезут сюда завтра там тебе не будет уже так разговаривать.

18. – К. это понятно. Ну ты въебешься я тебе говорю завтра если приедут ты шибко въебешься а завтра они уже будут здесь это 150 процентов и будет просто другой разговор.

19. – Ну давай чтоб завтра конкретно мы разговариваем по сумме. Нет будет завтра другой разговор.

21. – 150 тысяч не отдашь. Если отдашь это хорошо. Хочешь 200 отдашь прям завтра?

22. – Мне важно копейка в копейку нет пойдет счетчик ты отдашь больше в три раза.

23. – Ты завтра хочешь 200 или 250 отдашь?

24. – Да ты слушай сюда. Вот короче я тебе конкретно говорю я к тебе приеду по-другому разговаривать буду и будут уже поступки нахуй. Я тебе буду по сто пятьдесят раз не понимаешь по-хорошему. Я тебе сказал ты поигрлся ты деньги положил в карман а я с тебя их в три раза больше получу эти деньги.

25. – Хочешь я с тебя больше получу прям завтра с тебя их получу как с губки выжму? Хочешь ты этого хочешь нет?

26. – Я приехал не на счетах считать и не на весах вешать если я начну на счетах и на весах вешать то ты знаешь заплатишь скоко?

27. – Ты будешь должен втройне за вот эту хуетерку что ты мне накрутил.

28. – Или я тебе прям жопу порву вручную разорву. Хуеплет. Ты понял или нет.

29. – Ты сам понимаешь я откуда приехал. Я ж не работаю кирпичи не кладу фундамент (неразборчиво) я могу приехать битой кого-нибудь переломать нахуй или еще че-то.

- Да я тебе вообще говорю как я могу поступить. Да какая разница я тебе говорю как я могу поступить. Да мне какая разница кого ты подтянешь (неразборчиво) постреляемся поиграемся.

30. – Ну нахуй продолжать мы с тобой вроде отошли разговариваем нормально. Ну хочешь продолжить давай по-другому продолжим ни счетов нихуя не будет. Завтра приедут канистру бензина ливанут кто-нибудь. Тебе лучше это будет?

- Хотя ты не будешь знать кто это и откуда это прилетело. Будешь догадываться токо. Ну нахуй тебе это нужно?

Во фрагментах, отмеченных цифрами 1-20, присутствуют скрытые угрозы. Содержание угроз в данном случае носит неопределенный характер. В высказываниях не утверждается прямо, какие действия будут предприняты по отношению к участнику разговора, который назван в фонограмме именем К. Ключевым словом в данном случае является слово «другой» - не такой, как этот (или как прежде), отличающийся от этого (или от прежнего); иной (Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Ин-т лингвистич. исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999). Данные угрозы могут интерпретироваться достаточно широко – от угрозы применения насилия в отношении лица (при этом действия не конкретизированы), до угрозы причинения вреда имуществу лица (действия также не конкретизированы). При этом говорящий знает, что его высказывания могут быть восприняты именно таким образом. 

В высказываниях под цифрами 20-27 характер угроз конкретизируется: говорящий утверждает, что если К. не выплатит требуемую сумму, то сумма долга повысится. При этом, как и в случае, описанном выше, не конкретизируются действия, которые будут предприняты для получения возросшей суммы долга. Эти действия могут быть интерпретированы слушающем так же, как и в случае, описанном выше, при этом говорящий знает, что слушающий может воспринять данные речевые произведения как угрозу применения насилия или повреждения имущества.

В репликах «Или я тебе прям жопу порву вручную разорву. Хуеплет. Ты понял или нет»,  «Ты сам понимаешь К. если я за тебя взялся я шкуру сниму хоть с кого а тем более есть за что» выражены прямые угрозы (сделаю тебе нечто плохое, если ты не отдашь деньги). Данные угрозы не интерпретируется буквально, но интерпретируется достаточно неопределенно как угрозы применения насилия (действия при этом не конкретизированы).

В реплике «Ты сам понимаешь я откуда приехал. Я ж не работаю кирпичи не кладу фундамент (неразборчиво) я могу приехать битой кого-нибудь переломать нахуй или еще че-то.

- Да я тебе вообще говорю как я могу поступить. Да какая разница я тебе говорю как я могу поступить. Да мне какая разница кого ты подтянешь (неразборчиво) постреляемся поиграемся» присутствует скрытая угроза применения насилия по отношению к лицу: говорящий описывает то, чем он занимается (могу приехать, битой кого-нибудь переломать), характер диалога указывает на то, что говорящий оставляет возможность применения этих действий по отношению к слушающему. Вытекает из реплики выше: «Ну давай чтоб завтра конкретно мы разговариваем по сумме. Нет будет завтра другой разговор». При этом говорящий знает, что слушающий может интерпретировать данную реплику как возможные действия по отношению к нему самому.

Реплика «Ну нахуй продолжать мы с тобой вроде отошли разговариваем нормально. Ну хочешь продолжить давай по-другому продолжим ни счетов нихуя не будет. Завтра приедут канистру бензина ливанут кто-нибудь. Тебе лучше это будет?

- Хотя ты не будешь знать кто это и откуда это прилетело. Будешь догадываться токо. Ну нахуй тебе это нужно?» присутствует косвенная (скрытая) угроза. Нежелательные для адресата последствия конкретизированы: «завтра приедут канистру бензина ливанут».

Из речевого произведения невозможно установить, чему будет причинен вред, имуществу лица или самому лицу. Более вероятна первая интерпретация, так как далее утверждается, что говорящий будет догадываться о том, кто это сделал. Во всяком случае, данная угроза несовместима с утверждением о смерти адресата угрозы.

 

Вопрос 2

Все угрозы адресованы лицу по имени К. Единственное упоминание родных и близких представлено в реплике «Чтоб сегодня спокой блядь нее было все со мной и моей семьей», эта реплика принадлежит К. То лицо, которое угрожает К., ни разу не упоминает его родных или близких, все угрозы содержат местоимение «ты» и адресованы непосредственно участнику разговоров.

Среди угроз присутствуют неопределенные угрозы, которые интерпретируются как угрозы применения насилия, а также прямые угрозы применения насилия (действия при этом не конкретизированы) (см. ответ на вопрос 1).  Являются ли данные угрозы угрозами жизни и здоровью в аспекте юридической квалификации этих угроз К., не входит в компетенцию лингвиста. 

 

Вопрос 3   

В   текстах фонограмм не обнаружено, что выявленные в ходе анализа угрозы были спровоцированы адресатом угрозы.

В каждой фонограмме угрозы возникают как реакция на несогласие адресата угрозы заплатить требуемую сумму или как реакция на желание Кости разобраться в ситуации, в частности, в том, почему выставлена такая, а не иная сумма.

Диск 1. Угрозы появляются как реакция на изменения поведения К. (из реплик того, кто впоследствии угрожает, вытекает, что говорящий ранее вел себя по-другому), а также на затягивание (по мнению, угрожающего) сроков выплаты денег (при этом тот, кто угрожает, не меняет характера угроз, несмотря на наличие провоцирующих реплик таких, например, как «Как по-другому?»).

- Я нахуя здесь три недели нахуй торчал.

- Я тебя ждал три недели. Ты мне ответь на вопрос ты че мне сказал? До понедельника.

- Как по-другому?

– Просто потом посмотришь как. Зачем я буду сейчас говорить словами. 

Диск 2. Угрозы появляются после обсуждения проблемы наличия / отсутствия долга. Далее появляются высказывания о возможности увеличения суммы долга в случае неуплаты 150 тысяч. Данные высказывания являются реакцией на отказ заплатить требуемую сумму и на заявления К. о необходимости пересчитать сумму долга. Прямая угроза «Или я тебе прям жопу порву вручную разорву. Хуеплет. Ты понял или нет» появляется как реакция на непризнание долга. Ей предшествуют следующие реплики К.:

- Я в долг ни у кого не брал.

- Ну на весу у меня они точно также на весу.

- (неразборчиво) фундамент (не разборчиво)

- Не надо никому звонить.

- О. я понял.

Ни одна из реплик не может быть интерпретирована как речевое поведение, провоцирующее угрозу.

Далее угрозы продолжаются после телефонного разговора того, кто угрожал (в разговоре К. и лица, обозначенного в протоколе осмотра и прослушивания фонограммы как М2, наступает пауза), что также невозможно расценить как провокацию их со стороны потерпевшего.

В фонограммах в речевом поведении К. отсутствуют также формы речевого поведения, направленные на лицо, обозначенное в протоколе осмотра и прослушивания фонограммы как М2, которые могут спровоцировать угрозы (отсутствуют речевые акты оскорбления, угрозы, понижения статуса и т.п.)

 

Выводы

1. В текстах фонограмм присутствуют угрозы в адрес лица по имени К.

2. Угрозы адресованы только лицу по имени К. В фонограммах присутствуют речевые произведения, которые могут интерпретироваться слушающим как скрытые угрозы применения насилия либо причинения вреда имуществу (действия при этом не конкретизируются), и относительно которых говорящий знает, что они могут восприниматься как скрытые угрозы применения насилия либо причинения вреда имуществу (действия при этом не конкретизируются). В фонограммах присутствуют прямые угрозы применения насилия (действия при этом не конкретизированы).

 3. Выявленные угрозы не спровоцированы потерпевшим.

 

 

Эксперт                                                                                                        К.И. Бринев