Пятница, 28 Июль 2017, 07:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Журнал Юрислингвистика
Наш опрос
Оцените качество новостей на нашем сайте
Всего ответов: 122

 Степанов, В.Н. Прагматика спонтанной телевизионной речи / монография / – Ярославль : РИЦ МУБиНТ, 2008. – 248 с.

 Степанов, В.Н. Провоцирование в социальной и массовой коммуникации : монография / В.Н. Степанов. – СПб. : Роза мира, 2008. – 268 с.

 Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы Днепропетровск:
Белая Е. А., 2013. – 307 с.

 Актуальный срез региональной картины мира: культурные
концепты и неомифологемы
– / О. В. Орлова, О. В.
Фельде,Л. И. Ермоленкина, Л. В. Дубина, И. И. Бабенко, И. В. Никиенко; под науч ред. О. В. Орловой. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического университета, 2011. – 224 с.

 Мишанкина Н.А. Метафора в науке:
парадокс или норма?

– Томск: Изд-во
Том. ун-та, 2010.– 282 с.

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей

Кемерово


Новосибирск


Барнаул

Сибирская ассоциация
лингвистов-экспертов


ПРЕДЕЛЫ КОМПЕТЕНЦИИ ЛИНГВИСТА-ЭКСПЕРТА ПО РАЗЛИЧНЫМ КАТЕГОРИЯМ ДЕЛ

ПРЕДЕЛЫ КОМПЕТЕНЦИИ ЛИНГВИСТА-ЭКСПЕРТА ПО РАЗЛИЧНЫМ КАТЕГОРИЯМ ДЕЛ

- по спорным речевым произведениям в связи с уголовными делами по обвинению в оскорблении, неуважении к суду, оскорблении представителя власти и др. (ст.ст. 130, 297, 319 УК РФ):
Предметом исследования является речевое поведение автора спорного речевого произведения.
В компетенцию лингвиста входит:
1. Установление отнесенности спорного высказывания / текста к конкретному лицу.
2. Установление отсутствия / наличия речевого акта оскорбления.
3. Установление формы передачи информации – приличная / неприличная.
Таким образом, лингвист устанавливает следующие факты: имел ли место речевой акт оскорбления или другое речевое действие, способное причинить вред слушающему, и если это имело место, то выражены ли данные речевые действия в неприличной форме.
В компетенцию лингвиста не входит:
А) Юридическая квалификация выявленных в ходе экспертного исследования фактов.
В лингвистической экспертизе не допускаются выводы о том, что Х намеренно (умышленно) оскорбил У, так как квалификация умысла (прямого или косвенного) является сферой компетенции юриста и не входит в компетенцию лингвиста-эксперта. Не допускаются также выводы об оправданности / неоправданности речевого поведения лица, которое произвело конкретное речевое произведение в чей-то адрес.
Б) Определение возможного психологического состояния лица, в адрес которого было высказано оскорбительное выражение (фраза).
Лингвист не является специалистом в области психологии, а потому он не может оценить, был ли причинен моральный вред конкретному человеку.

- по спорным речевым произведениям в связи с гражданскими делами о защите чести, достоинства и деловой репутации (ст. 152 ГК РФ), а также по делам о клевете (ст.ст. 129, 298 УК РФ):
В рамках данной категории дел предметом исследования является речевое поведение автора спорного речевого произведения. В компетенцию лингвиста входит установление следующих фактов:
1) содержания конкретного спорного высказывания либо конкретной спорной единицы высказывания (текста);
2) наличия / отсутствия негативной информации о конкретном лице / субъекте делового оборота;
3) отношения (относится или нет?) негативной информации к конкретному лицу;
4) способ выражения информации оценочное суждение (мнение, убеждение) / утверждение о фактах (событиях).
Таким образом, лингвист квалифицирует речевое поведение автора речевого произведения в следующих аспектах:
А) Автор речевого произведения передает негативную информацию о конкретном лице, негативная информация выражена в форме утверждения о фактах (утверждается наличие ситуаций, имевших / имеющих место в реальности, негативно характеризующих конкретное лицо).
Б) Автор речевого произведения передает негативную информацию о конкретном лице, негативная информация выражена в форме оценочного суждения (производится негативная оценка ситуаций, с которыми была связана (или связана в данный момент) конкретная личность или оценка самой личности и «ее поступков» на шкалах хорошо / плохо, достоверно / вероятно и т.п.
В пределы компетенции лингвиста не входит:
1) Юридическая квалификация речевого поведения.
Лингвист не может установить:
- порочат ли спорные сведения честь конкретного лица;
- умаляют ли спорные сведения достоинство конкретного лица;
- наносят ли (способны ли нанести) спорные сведения вред деловой репутации субъекта делового оборота;
2) Юридическая и морально-этическая квалификация выраженной в тексте информации.
Лингвист не может установить:
- содержится ли в тексте информация о нарушении конкретным лицом или субъектом делового оборота действующего законодательства (данный вопрос входит в сферу компетенции юриста);
- содержится ли в тексте информация о нарушении конкретным лицом или субъектом делового оборота морально-этических норм и принципов (сфера компетенции специалиста в области этики).
3) Гносеологические характеристики спорных высказываний.
Лингвист не может установить:
- проверяемо или нет конкретное спорное высказывание на предмет его соответствия действительности.

- по спорным речевым произведениям в связи с уголовными делами по обвинению в экстремистской деятельности, а также возбуждении расовой, религиозной, национальной и социальной ненависти и вражды (ст.ст. 280, 282 УК РФ):
Предмет исследования – речевое поведение автора спорного речевого произведения.
В компетенцию лингвиста входит:
А) Установление наличия / отсутствия призывов в спорном речевом произведении.
Б) Установление наличия / отсутствия речевых актов оскорбления по отношению к какой-либо группе лиц, объединенных на основе расовых, религиозных, социальных признаков.
В компетенцию лингвиста не входит:
А) Установление содержания призывов:
- являются ли выявленные призывы призывами к насильственному изменению основ конституционного строя РФ;
- являются ли выявленные призывы призывами к нарушению целостности РФ;
- являются ли выявленные призывы призывами, ведущими к нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии
- являются ли действия, к которым автор спорного речевого произведения призывает неопределенную группу лиц, экстремистскими действиями и др.
Данные вопросы имеют отношение к сфере компетенции юриста, и не входят в пределы специальных познаний лингвиста, так как последний, не имея юридического образования, не знает, например, могут ли конкретные призывы вызвать действия, которые способны привести к насильственному изменению основ конституционного строя РФ и т.п.
Б) Установление реальных (=некоммуникативных) намерений говорящего:
- Направлено ли спорное речевое произведение на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации?
- Направлено ли спорное речевое произведение на возбуждение социальной, расовой, межнациональной розни?
- Можно ли утверждать, что автор сознательно и целенаправленно стремился возбудить ненависть и вражду по отношению к людям той или иной нации, вероисповеданию, унизить их человеческое достоинство, исходя из национальности, происхождения, отношения к религии, если да, то, что об этом свидетельствует?
Эти вопросы также относятся к сфере компетенции юриста и связаны с установлением формы вины, фактически за этими вопросами стоят следующие вопросы: «Хотел ли говорящий разжечь межнациональную рознь, произнося высказывание Х?» или «Хотел ли говорящий, чтобы были захвачены властные полномочия, когда произносил высказывание Х?» Лингвист не может ответить на эти вопросы, поскольку язык может использоваться неискренне, таким образом, из наличия призыва не вытекает желание призывать (кто-то, например, может призывать под угрозой).
В) Установление способности призывов побуждать неопределенную группу лиц к конкретным действиям либо установление способности действий, к которым призывают в спорном речевом произведении, приносить ущерб общественным отношениям:
- Способны ли данные действия (призывы к действиям) вызвать социальную, расовую, национальную или религиозную вражду, рознь?
- Какова характеристика речевого произведения в целом с точки зрения возможности, невозможности быть средством разжигания национальной, расовой и религиозной ненависти и вражды?
В компетенцию лингвиста-эксперта не входит оценка возможности / невозможности (а также характеристика возможных) негативных последствий, которые способно повлечь исследуемое речевое произведение. Очевидно, что такая возможность зависит от многих факторов, в том числе, например, и от экономической и политической стабильности в стране. Однако, так как состав преступлений, предусмотренных ст.ст. 280 и 282 формальный, то вопросы группы В избыточны, так как наступление реальных последствий и установление причинно-следственных связей между речевым произведением и этими последствиями не является необходимым.

- по спорным речевым произведениям в связи с преступлениями, в основной или квалифицированный состав которых входит угроза (ст. ст. 110, 119, 163, УК РФ и др.)
Так же как и в предыдущих случаях, в случае установления в спорном речевом произведении наличия / отсутствия угрозы, предметом исследования является речевое поведение автора спорного сообщения.
В компетенцию лингвиста в данном случае входит только один вопрос: «Содержит ли спорное речевое произведения угрозы?». Таким образом, лингвист способен установить только то обстоятельство, что говорящий в речевом отношении вел себя таким образом, что высказывал в адрес Х-а угрозы.
В компетенцию лингвиста не входит:
1. Оценка состояния воспринимающего угрозу: лингвист не может установить, воспринимал ли Х угрозу как реальную.
2. Содержание угрозы. Является ли угроза угрозой причинения легкого вреда здоровью или угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья и др.
Эти вопросы носят юридический характер и не могут быть решены лингвистом-экспертом.


Cибирская ассоциация лингвистов - экспертов ©